Судебная практика: Оказание услуги проката или предпринимательская деятельность, осуществляемая без специального разрешения (лицензии)?



ОКАЗАНИЕ УСЛУГИ ПРОКАТА ИЛИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ОСУЩЕСТВЛЯЕМАЯ БЕЗ СПЕЦИАЛЬНОГО РАЗРЕШЕНИЯ (ЛИЦЕНЗИИ)?

С относительно давним введением новой редакции Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее - КоАП) и наличием многообразной практики по применению ст.12.7 КоАП и аналогичных норм ранее действовавшего законодательства количество спорных ситуаций между налоговыми органами и субъектами предпринимательства не уменьшилось. В настоящей статье на примере одного спора мы проведем анализ требований действующего законодательства РБ, касающихся правоотношений, возникающих в рамках договоров проката. У читателя может возникнуть вполне оправданный вопрос: «Что там анализировать в договорах проката и как прокат может быть взаимосвязан с привлечением к административной ответственности по ст.12.7 КоАП?». Действительно, на первый взгляд постановка проблемы может показаться безынтересной, но, надеемся, что в этом материале читатель найдет для себя много нового.

Фабула дела, или О том, как проводилась контрольная закупка в салоне проката

Юридическое лицо осуществляет деятельность по прокату бытовых изделий и предметов личного пользования, и в его уставе указан лишь данный вид деятельности. Для оказания услуг проката арендуется помещение (салон проката), в котором представлены образцы предлагаемых нарядов, предметов свадебной атрибутики, сопутствующих предметов. Сам директор постоянно не находится в салоне проката, так как заключен трудовой договор с сотрудниками, которые исполняют обязанности консультантов.

В один из дней в салон вошли две женщины, поинтересовались условиями проката, примерили несколько нарядов и, остановившись на одном из них с помощью сотрудника салона, заключили договор на оказание салоном услуг бытового проката. В качестве предмета проката в составленном договоре была указана совокупность нескольких предметов - свадебное платье, туфли, фата, бижутерия. В договоре были отражены дата выдачи предмета проката, размер стоимости оказания услуги, размер задатка и обязательство, им обеспеченное. Работник салона составил договор в двух экземплярах, один из которых был передан клиентке, а второй остался у работника салона. Перед тем как покинуть салон, одна из женщин попросила работника предоставить возможность забрать один из предметов (туфли) прямо сейчас, т.е. до передачи всего наряда. Работник не возражал и помимо задатка (к примеру, 100 000 руб.) принял от заказчицы по договору сумму в размере 50 000 руб. Таким образом, фактически работником салона после заключения договора были получены деньги в размере 150 000 руб.

После передачи денежных средств работнику салона были предъявлены служебные удостоверения работников налоговой инспекции и предписание на проведение рейдовой проверки с применением контрольной закупки, после чего составлены акт контрольной закупки ТМЦ и акт проверки соблюдения порядка приема денежных средств при оказании услуг за наличный расчет. Необходимо отметить, что в акте проверки соблюдения порядка приема денежных средств при оказании услуг за наличный расчет в качестве нормативного акта, требования которого были нарушены работником, были указаны ссылки на подп.2.2 и 2.1 п.2 постановления Совета Министров РБ и Нацбанка РБ от 09.01.2002 № 18/1 «О приеме наличных денежных средств при реализации товаров (работ, услуг) и о некоторых вопросах использования кассовых суммирующих аппаратов и специальных компьютерных систем» (далее - постановление № 18/1).

В результате проведенной проверки сотрудниками ИМНС были составлены два административных протокола: один об административном правонарушении по ст.12.7 КоАП (осуществление деятельности без специального разрешения (лицензии)) и второй по ст.12.18 КоАП (нарушение порядка приема наличных денежных средств). Причем оба административных протокола были составлены в отношении директора, который фактически на момент проверки отсутствовал в месте оказания услуг.

Позиция ИМНС в хозяйственном суде при рассмотрении административного протокола по ст.12.7 КоАП

В соответствии с требованиями части второй ст.3.2 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее - ПИКоАП) материал административного дела по ст.12.7 КоАП был передан на рассмотрение в территориальный хозяйственный суд. В описательной части протокола сотрудниками ИМНС было указано, что в салоне проката реализовывались без наличия лицензии на розничную торговлю предметы свадебной атрибутики, чем нарушены требования Декрета Президента РБ от 14.07.2003 № 17 «О лицензировании отдельных видов деятельности» и ст.12.7 КоАП. В материалах дела находились лишь объяснения работника салона, которые были даны непосредственно после проведения контрольной закупки, и в них работник указал, что принял денежные средства в размере 50 000 руб. в качестве залога за переданную часть свадебного наряда (туфли). Тем не менее сотрудники ИМНС усмотрели в деяниях работника осуществление розничной торговли без наличия специального разрешения (лицензии) на это.

Юридическое лицо не было согласно с позицией налогового органа как в части процессуального оформления протокола, так и в части квалификации деяний, совершенных работником салона.

Позиция юридического лица по административному материалу по ст.12.7 КоАП

Свои возражения юридическое лицо основывало на следующем.

Частью второй ст.10.2 ПИКоАП установлены обязательные требования к содержанию административного протокола. Так, в частности, предусмотрено, что «протокол об административном правонарушении должен содержать… время, место и обстоятельства совершения административного правонарушения…».

Как уже указывалось выше, в административном протоколе сотрудниками ИМНС в качестве лица, непосредственно совершившего деяние, был указан лично директор. Однако данный вывод не соответствовал фактическим обстоятельствам произошедшего и противоречил имеющимся в материалах дела документам, в частности актам проверки, в которых имелась лишь подпись работника салона. Иными словами, из составленного сотрудниками налогового органа административного протокола следовало, что именно директор лично допустил правонарушение, предусмотренное ст.12.7 КоАП.

Исходя из того что в санкции части первой ст.12.7 КоАП перечислены все возможные нарушители, юридическое лицо указало, что протокол по данной статье может быть составлен и в отношении физического лица, непосредственно совершившего правонарушение.

В представленных суду материалах отсутствовали доказательства именно того, что директор лично осуществлял розничную торговлю, поэтому со ссылкой на требования ст.9.6 ПИКоАП юридическое лицо настаивало на том, что отсутствие события административного правонарушения указано как одно из условий, при наличии которого обязательно прекращение производства по делу.

Относительно принятых работником в качестве залога денежных средств за переданную часть предмета проката было пояснено следующее.

Туфли являются (и являлись на момент проверки) одной из составляющих свадебного наряда. Данный вывод подтверждается и договором на оказание услуг проката, в котором под предметом проката понималась совокупность выбранных заказчиком предметов. В ходе судебного разбирательства было однозначно установлено и не отрицалось представителями ИМНС, что просьба со стороны сотрудников ИМНС, проводивших контрольную закупку, о передаче туфель была озвучена после составления договора. Таким образом, на момент передачи части предмета проката стороны уже находились в гражданско-правовых отношениях по договору оказания бытовых услуг проката.

Постановлением Совета Министров РБ от 14.12.2004 № 1590 в соответствии с Гражданским кодексом РБ (далее - ГК) разработаны и утверждены Правила бытового обслуживания потребителей (далее - Правила № 1590), нормы которых регулируют отношения между исполнителями и потребителями при оказании такого вида бытовых услуг, как услуги по прокату. Пунктом 14 Правил № 1590 определено, что «потребитель обязан оплатить оказанную исполнителем в полном объеме бытовую услугу после ее приемки потребителем». С учетом своеобразности отношений сторон по договору проката в главе 7 Правил № 1590 выделены некоторые особенности оказания бытовых услуг проката, присущие только данному виду взаимоотношений сторон. Так, в частности, п.39 Правил № 1590 только для проката устанавливает, что «предметы проката могут выдаваться потребителям под поручительство и (или) залог в установленном исполнителем порядке в соответствии с требованиями законодательства». Данной нормой также предусмотрены ограничения в части предметов, которые не могут быть использованы в качестве залога: «…паспорт потребителя или иной документ, удостоверяющий (подтверждающий) его личность». Все остальное имущество потребителя исходя из ограничений, установленных п.39 Правил № 1590, может являться предметом залога. Исходя из смысла ст.128 ГК деньги приравниваются к имуществу и могут являться предметом залога.

Поскольку Правила № 1590 разработаны в соответствии с требованиями ГК, было указано на то, что согласно ст.310 ГК «исполнение обязательств может обеспечиваться… залогом…». Детально взаимоотношения сторон при залоговых обязательствах урегулированы Законом РБ «О залоге», ст.9 которого установлено буквально следующее: «договор о залоге должен заключаться в письменной форме, кроме договора о залоге, обеспечивающего бытовой прокат, который может заключаться в устной форме с выдачей залогового жетона». Из вышеуказанных норм действующего законодательства РБ следует, что в рамках отношений сторон по договору бытового проката договор о залоге может заключаться в устной форме. Исходя из этого было указано, что в действиях работника салона проката отсутствовал состав правонарушения, предусмотренного ст.12.7 КоАП, что является основанием для прекращения производства по делу об административном правонарушении.

Позиция суда

Хозяйственным судом по результатам исследования материалов административного дела было вынесено постановление о прекращении производства по делу по следующим основаниям.

Судом было установлено, что договор был заключен на пользование предметом проката: свадебное платье, фата, перчатки, бижутерия, туфли. По условиям договора окончательный расчет за услуги проката производится в день выдачи предмета проката. Действия работника салона по передаче одной составляющей предмета проката (туфель) под залог не противоречат законодательству и соответствуют требованиям ст.310 ГК и п.39 Правил № 1590.

Таким образом, вывод контролирующего органа о факте осуществления розничной торговли, выявленном в результате контрольной закупки туфель, необоснован, поскольку получение денежных средств в качестве залога не может трактоваться как реализация одной составляющей предмета проката и противоречит сути договора проката.



08.05.2008 г.



Юрий Проданец, юрист



Журнал «Главный Бухгалтер» № 19, 2008 г.

Популярные новости
Курсы валют Национального Банка РБ
30.11.201601.12.2016
Евро 2.0902 2.1033
Доллар США 1.9719 1.9795
Фунт стерлингов 2.4488 2.4733
Российский рубль 3.0362 3.0343
Украинская гривна 7.7027 7.7445
Польский злотый 4.7139 4.7463
Японская иена 0.17504 0.17508
Статистика
Правовые акты по году принятия