Судебная практика: Возложение кредитополучателем исполнения обязательств по кредитному договору на третье лицо



ВОЗЛОЖЕНИЕ КРЕДИТОПОЛУЧАТЕЛЕМ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО КРЕДИТНОМУ ДОГОВОРУ НА ТРЕТЬЕ ЛИЦО

Суть спора

Общество с ограниченной ответственностью «А» обратилось в суд с иском к ОАО «Б» об установлении факта ничтожности соглашения № 1 как сделки, запрещенной законодательством.

Позиция истца

В обоснование заявленных требований истец указал, что по соглашению № 1 истец принял на себя обязательство оплатить ответчику задолженность ЗАО «В» по кредитному договору № 15. Поскольку данное соглашение, по мнению истца, с правовой точки зрения необходимо квалифицировать как договор перевода долга, то оно является ничтожным ввиду несоблюдения предусмотренных законодательством Республики Беларусь требований к его заключению.

Так как между ООО «А» и ЗАО «В» не имелось взаимных обязательств, помимо тех, которые вытекали из исполнения кредитного договора № 15, то соглашение № 1 является безвозмездной сделкой, а следовательно, запрещено законодательством Республики Беларусь как договор дарения.

Решение суда

Суд отказал в удовлетворении заявленных требований, исходя из следующего.

Между ООО «А» и ОАО «Б» было заключено соглашение № 1, предметом которого являлось исполнение истцом перед ответчиком обязательств ЗАО «В» по погашению задолженности по кредитному договору № 15.

В силу соглашения № 1 ООО «А» обязалось оплатить задолженность ЗАО «В», а ОАО «Б» принять ее в соответствии с частью третьей п.25 Инструкции о порядке предоставления (размещения) банками денежных средств в форме кредита и их возврата, утвержденной постановлением Правления Нацбанка РБ от 30.12.2003 № 226 (в редакции, действовавшей на момент заключения соглашения № 1) (далее - Инструкция), поскольку в отношении ЗАО «В» было принято решение Минского горисполкома о ликвидации.

Согласно п.25 Инструкции исполнение обязательств по кредитному договору может быть возложено кредитополучателем в соответствии с законодательством Республики Беларусь на третье лицо. В этом случае банк обязан принять исполнение, предложенное за кредитополучателя третьим лицом и осуществить проверку факта возложения кредитополучателем исполнения обязательства на третье лицо. Банк вправе принять исполнение обязательства ликвидируемого (ликвидированного) или не прошедшего в установленном порядке перерегистрацию либо длительно (более одного года) не осуществляющего хозяйственную деятельность юридического лица от любого третьего лица.

Таким образом, на момент заключения оспариваемого соглашения существовало два самостоятельных механизма принятия банком исполнения обязательств по кредитному договору от третьего лица:

1) путем возложения кредитополучателем такого исполнения на третье лицо в установленном законодательством порядке;

2) от любого третьего лица за ликвидируемого (ликвидированного) или не прошедшего в установленном порядке перерегистрацию либо длительно (более одного года) не осуществляющего хозяйственную деятельность кредитополучателя.

Следовательно, поскольку кредитополучатель - ЗАО «В» находилось в процессе ликвидации, ответчик правомерно принял исполнение кредитного обязательства от ООО «А».

Также несостоятельными суд посчитал доводы истца о квалификации соглашения № 1 как договора перевода долга.

Согласно ст.362 Гражданского кодекса РБ (далее - ГК) перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора, т.е. договор перевода долга заключается между предыдущим и новым должником в пользу кредитора с его согласия. В данном случае ЗАО «В» как предыдущий должник в оспариваемой сделке не участвовало, и, следовательно, соглашение № 1 можно рассматривать как особую форму исполнения кредитных договоров, предусмотренную законодательством на случай ликвидации кредитополучателей.

Не были приняты во внимание доводы истца о безвозмездности соглашения № 1 и отнесении его к договору дарения.

В соответствии со ст.543 ГК по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность, либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу, либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В данном случае ни ОАО «Б», ни ЗАО «В» не являются одаряемым лицом, поскольку ни у одного из названных юридических лиц не происходит увеличения имущества.

Нет оснований также вести речь об освобождении от имущественной обязанности ЗАО «В». Так, представленными в материалы дела бухгалтерскими документами ООО «А» подтверждается наличие дебиторской задолженности ЗАО «В» перед истцом в связи с исполнением обязательств по кредитному договору № 15, а следовательно, и права требования истца к данному юридическому лицу.



15.08.2008 г.



Алла Мирошник, судья хозяйственного суда г.Минска

Популярные новости
Курсы валют Национального Банка РБ
22.11.201723.11.2017
Евро 2.3539 2.3553
Доллар США 2.0047 2.0031
Фунт стерлингов 2.654 2.6533
Российский рубль 3.3743 3.3939
Украинская гривна 7.5578 7.5022
Польский злотый 5.5585 5.5818
Японская иена 0.1783 0.17865
Статистика
Правовые акты по году принятия