Судебная практика: Отказ или расторжение: коллизии в законодательстве и практике применения



ОТКАЗ ИЛИ РАСТОРЖЕНИЕ: КОЛЛИЗИИ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ И ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ

Зачастую в заключаемом договоре стороны предусматривают основания для его одностороннего расторжения, полагая, что такого рода условие дает им право в одностороннем порядке без обращения в суд расторгнуть договор. Как правило, в договоре указывается, что в случае нарушения какого-либо из его условий одной стороной вторая сторона может в одностороннем порядке расторгнуть договор, направив соответствующее уведомление нарушителю. Действительно ли такая формулировка дает право расторгнуть договор по инициативе одной из сторон без обращения в хозяйственный суд? Проанализируем действующие нормы законодательства и сложившуюся судебную практику в данной области.

Из нормы ст.291 Гражданского кодекса РБ (далее - ГК) следует, что сторона по договору имеет право в одностороннем порядке отказаться от исполнения обязательства в том случае, если это право вытекает из законодательства или договора.

На основании п.1 ст.420 ГК расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК и иными актами законодательства или договором.

В постановлении Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 16.12.1999 № 16 «О применении норм Гражданского кодекса Республики Беларусь, регулирующих заключение, изменение и расторжение договоров» (в редакции постановления от 06.04.2004 № 7, далее - постановление № 16) понятия «право на одностороннее расторжение договора» и «право на односторонний отказ от исполнения договора» четко разделены. Исходя из указанного разграничения формируется и судебная практика. Однако систематический анализ норм ГК свидетельствует о том, что законодатель зачастую использует указанные понятия как синонимы.

Так, ст.759 ГК называется «Одностороннее расторжение договора экспедиции»; при этом в ее диспозиции говорится о праве стороны отказаться от исполнения договора транспортной экспедиции, предупредив об этом другую сторону в разумный срок. Статья 493 «Односторонний отказ от исполнения договора поставки» ГК гласит, что односторонний отказ от исполнения договора поставки допускается в случае существенного нарушения договора одной из сторон; при этом в ней дана ссылка на п.2 ст.420 ГК. Напомним, что в указанном пункте говорится о расторжении договора в судебном порядке по требованию одной из сторон, в то время как односторонний отказ от исполнения договора в соответствии с частью третьей ст.420 ГК подразумевает внесудебный порядок расторжения. Существуют и другие многочисленные примеры использования вышеназванных терминов в различных значениях, например в ст.517 «Изменение и расторжение договора энергоснабжения», ст.653 «Отказ от договора», ст.910-11 «Расторжение договора франчайзинга» ГК. При этом в указанных статьях не описывается, в какой форме и посредством каких действий должно осуществляться расторжение договора.

Некоторую ясность в вопрос, связанный с применением норм ГК, вносит постановление № 16, в котором подчеркивается, что для одностороннего отказа от исполнения договора достаточно получения стороной по договору уведомления об этом и в отдельных случаях - соблюдения определенных условий, таких как истечение оговоренного срока, возмещение убытков и т.п. В этом случае не требуется ни согласия второй стороны на прекращение договора, ни обращения с исковым заявлением о расторжении договора в суд.

Приведем пример из судебной практики. Так, в хозяйственный суд г.Минска обратилась компания «А» с иском к компании «Б» о признании недействительным одностороннего отказа от исполнения договора долевого строительства жилья. В своем исковом заявлении компания «А» указала, что компания «Б» необоснованно в одностороннем порядке отказалась от исполнения договора долевого строительства в связи с тем, что такое право договором предусмотрено не было. Так, в договоре было указано, что в случае просрочки осуществления платежа компанией «А» компания «Б» имеет право в одностороннем порядке расторгнуть договор, о чем должна уведомить компанию «А» письменно.

Поскольку компания «А» допустила просрочку платежа, компания «Б» направила ей уведомление о том, что с момента получения уведомления договор считается расторгнутым в одностороннем порядке. Одновременно компания «Б» вернула компании «А» внесенные денежные средства, посчитав, что договор расторгнут. Компания «А» указала в своем исковом заявлении, что одностороннее расторжение договора возможно только в судебном порядке и соответственно компания «Б» необоснованно возвращает денежные средства.

Проанализировав представленные документы и доводы сторон, суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований компании «А», сославшись на то, что договором действительно предусмотрено право одностороннего расторжения договора компанией «Б». Суд апелляционной инстанции оставил данное решение в силе, указав в своем постановлении, что фактически сторонами в договоре было предусмотрено право на односторонний отказ от договора, в связи с чем договор можно считать расторгнутым с момента получения уведомления второй стороной о такого рода расторжении. Судебный порядок расторжения, по мнению суда, в данной ситуации не требуется. Суд кассационной инстанции, а впоследствии и надзорная инстанция - Президиум Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь - отменили вынесенные по делу постановления, указав, что сторонами в договоре не было согласовано дополнительное основание для одностороннего отказа от исполнения договора, а было определено лишь дополнительное условие для расторжения договора в судебном порядке по подп.2 п.2 ст.420 ГК. Таким образом, суд первой и апелляционной инстанций дал ненадлежащую правовую оценку формулировке договора о возможности его одностороннего расторжения. Произошло смешение понятий «односторонний отказ от исполнения договора» и «одностороннее расторжение договора», следовательно, договор неправомерно был признан расторгнутым во внесудебном порядке. Это значит, что компания «Б» при наличии просрочки оплаты со стороны компании «А» должна была направить ей уведомление о расторжении договора и при условии получения отказа на расторжение договора или неполучении ответа в установленный срок расторгнуть договор в судебном порядке, что является иной формой прекращения договорных отношений, нежели односторонний отказ от исполнения договора.

Следует отметить, что судом при рассмотрении иных вытекающих из договора требований также может быть дана оценка правомерности одностороннего отказа стороны от исполнения договора. Сторона, направившая контрагенту уведомление об одностороннем отказе от исполнения договора, впоследствии может подать иск о взыскании суммы убытков в связи с ненадлежащим исполнением договора. В рассматриваемом случае помимо разрешения вопроса о взыскании убытков хозяйственный суд дает правовую оценку законности и обоснованности самого одностороннего отказа от исполнения договора. И если такой отказ будет признан соответствующим законодательству, хозяйственный суд будет оценивать возможность взыскания убытков. Также возможна ситуация, когда сторона, которая не согласна с прекращением договора, реализует право на подачу искового заявления об установлении факта отсутствия права на односторонний отказ от исполнения договора (иск о признании). В этом случае будет оцениваться, установлена ли возможность одностороннего отказа в договоре либо в законодательстве. В частности, односторонний отказ от исполнения договора предусмотрен п.1 ст.493, пп.2, 4 ст.669, ст.759 ГК.

Основания для расторжения договора в судебном порядке установлены п.2 ст.420 ГК. Согласно указанному пункту договор по решению суда может быть расторгнут только:

1) при существенном нарушении договора другой стороной;

2) в иных случаях, предусмотренных ГК, иными актами законодательства или договором.

Как указывалось выше, право на расторжение договора во внесудебном порядке возможно только в случае одностороннего отказа от исполнения договора, но не в случае, когда договором предусмотрено одностороннее расторжение договора.

Если первое основание расторжения договора в судебном порядке является общим для всех и не требует дополнительного указания в договоре, то второе может быть согласовано сторонами в договоре по собственному усмотрению. При этом формулировка данных оснований должна быть максимально точной и понятной во избежание разногласий при толковании и оценке фактического волеизъявления сторон в случае включения того либо иного пункта в договор.

Статьей 422 ГК определен порядок расторжения договора, в т.ч. по основаниям, предусмотренным п.2 ст.420 ГК. По общему правилу расторжение договора должно быть осуществлено в той же форме, что и сам договор.

Согласно п.2 ст.422 ГК требование о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение расторгнуть договор либо неполучения такого рода отказа в срок, указанный в предложении или установленный законодательством либо договором, а при его отсутствии - в 30-дневный срок. Таким образом, для более оперативного решения вопроса о расторжении договора целесообразно в предложении о расторжении договора указывать для второй стороны конкретный срок реагирования. К предложению о расторжении договора необходимо приложить дополнительное соглашение.

На практике вторая сторона зачастую отказывается от расторжения договора либо вообще не реагирует на уведомление о расторжении. В таком случае по истечении срока на ответ второй стороны в силу п.2 ст.422 ГК сторона, выступающая инициатором расторжения договора, вправе обратиться в хозяйственный суд.

В зависимости от указанных оснований стороне, подавшей исковое заявление о расторжении договора, необходимо доказать наличие существенных нарушений в действиях второй стороны либо наступление иных случаев, предусмотренных подп.2 п.2 ст.420 ГК.

Договор будет считаться расторгнутым с момента вступления в законную силу соответствующего решения хозяйственного суда (ст.423 ГК).

Из подп.2 п.2 ст.420 ГК следует, что стороны вправе зафиксировать в договоре положения, согласно которым одна из сторон может требовать расторжения договора в одностороннем порядке в случае однократного нарушения условия об оплате, либо в случае несвоевременной передачи определенной договором вещи, либо в случае наступления (ненаступления) любых иных событий. При этом нет необходимости доказывать, что наступление такого рода событий является существенным нарушением условий договора: данные условия могут и не являться «существенным нарушением» исходя из смысла ст.420 ГК. Формулировка подп.2 п.2 ст.420 ГК указывает на то, что сам факт наступления предусмотренного сторонами иного случая является достаточным для направления второй стороне предложения о расторжении договора, а при неполучении ее согласия - для обращения в суд с целью принудительного расторжения договора. В то же время на практике суд может отказать в удовлетворении исковых требований в случае, если договор расторгается лишь по формальным основаниям и в действительности сторона, выступающая инициатором расторжения договора, не понесла убытков. Таким образом, в некоторых судебных спорах даже при расторжении договора согласно подп.2 п.2 ст.420 ГК при обосновании своей позиции необходимо доказывать, что наступление иных случаев повлекло за собой причинение убытков стороне, требующей принудительного расторжения.

Кроме того, на практике встречаются ситуации, когда обязательство было исполнено, но ненадлежащим образом: например, сторона произвела оплату по договору в полном объеме, но с просрочкой платежа. Имеет ли в этом случае вторая сторона право требовать принудительного расторжения договора, если условие о нарушении сроков оплаты было предусмотрено в качестве иных случаев для расторжения? Как правило, расторгнуть уже исполненный договор невозможно, так как в соответствии со ст.379 ГК надлежащее исполнение прекращает обязательство. Анализируя ситуацию, в которой обязательства по оплате исполнены в полном объеме, но с просрочкой, следует отметить, что в данном случае нельзя вести речь о том, что обязательство было прекращено вследствие «надлежащего исполнения». Полагаем, что после такого прекращения обязательства в случае, если в договоре просрочка платежа поименована в качестве иного случая, при котором договор может быть расторгнут в судебном порядке согласно подп.2 п.2 ст.420 ГК, сторона может реализовать свое право на расторжение договора по следующему основанию. Исполнение обязательств по оплате в рамках заключенного договора, даже с нарушением сроков такой оплаты, действительно прекращает само обязательство произвести платеж. Однако указанное обстоятельство не свидетельствует о том, что прекращаются все обязательства сторон по договору и сам договор. Так, остается обязательство стороны, просрочившей платеж, уплатить неустойку и проценты по договору. И если вторая сторона еще не исполнила свои обязательства по договору, сам договор также не перестает действовать. В то же время событие, которое является основанием (иным случаем) для расторжения договора (нарушение сроков оплаты), в любом случае считается наступившим, что дает второй стороне право требовать расторжения договора в судебном порядке при наличии соответствующего условия в договоре. Договор также может быть расторгнут до момента окончания срока его действия - конкретной даты, зафиксированной в договоре в качестве срока окончания его действия, либо же до любой иной даты и (или) события, которые будут определены в договоре как окончание срока его действия.

В заключение отметим, что сторонам при включении в договор положений, которые, по их мнению, дают возможность в будущем в одностороннем порядке расторгнуть договор, следует внимательно отнестись к их формулировкам, так как в соответствии со ст.401 ГК при толковании условий договора принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. В случае если судом в процессе разбирательства будет установлено, что в договоре стороны предусмотрели возможность одностороннего расторжения договора, а не одностороннего отказа от его исполнения, даже при наличии уведомления стороны об одностороннем отказе договор будет признан действующим со всеми вытекающими правовыми последствиями.

Таким образом, использование в договоре понятия «одностороннее расторжение договора» влечет иной порядок расторжения договора, нежели использование понятия «расторжение договора вследствие одностороннего отказа от его исполнения».


28.04.2008 г.



Светлана Валуева, юрист

Екатерина Макаренко, юрист



Материал подготовлен редакцией журнала «Юрист»

Популярные новости
Курсы валют Национального Банка РБ
22.11.201723.11.2017
Евро 2.3539 2.3553
Доллар США 2.0047 2.0031
Фунт стерлингов 2.654 2.6533
Российский рубль 3.3743 3.3939
Украинская гривна 7.5578 7.5022
Польский злотый 5.5585 5.5818
Японская иена 0.1783 0.17865
Статистика
Правовые акты по году принятия