Судебная практика: Обзор судебной практики Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (дело № 276/03-01). Ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи товаров)



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ (ДЕЛО № 276/03-01). НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ДОГОВОРУ ПОСТАВКИ (МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТОВАРОВ)

Истец: компания «А» (Южная Африка)

Ответчик: унитарное предприятие «Б» (Республика Беларусь)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки международной купли-продажи товаров)

Применимое право: гражданское законодательство Республики Беларусь, Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (г.Вена, 1980 г.)

Состав арбитражного суда: единоличный арбитр

Дата вынесения решения: 1 августа 2001 г.

Комментарий к решению

1. При частичной оплате покупателем поставленного ему товара по договору поставки (международной купли-продажи товаров) сумма недоплаты подлежит взысканию с покупателя в пользу продавца.

2. Неточность наименования институционального арбитражного органа при Белорусской торгово-промышленной палате не влияет на подсудность спора Международному арбитражному суду при БелТПП, так как при Белорусской торгово-промышленной палате существует только один институциональный арбитражный орган.

3. В случае если во внешнеэкономическом контракте предусмотрено взыскание неустойки за просрочку оплаты поставленного товара, указанная неустойка подлежит взысканию с виновной стороны.

4. Состав суда разрешает спор в соответствии с правом, которое стороны согласовали в качестве применимого.

5. Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (г.Вена, 1980 г.) применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах, если в силу норм международного частного права подлежит применению право государства - участника Конвенции.

6. Международный арбитражный суд при БелТПП не связан нормами процессуального законодательства Республики Беларусь. В своей деятельности он руководствуется собственным Регламентом и исходит из общих принципов хозяйственного процессуального законодательства Республики Беларусь.

Решение

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев в помещении Международного арбитражного суда (г.Минск, пр-т Машерова, 23/1, к.706) на заседании, которое состоялось 19 июня 2001 г., дело № 276/03-01 по иску компании «А» (Южная Африка) к УП «Б» (Республика Беларусь) о взыскании 791 091,61 доллара США,

установил:

В исковом заявлении компания «А» (в дальнейшем - истец) утверждает, что 10.01.2000 компания «C» (далее - продавец) заключила с УП «Б» (далее - ответчик) договор купли-продажи (далее - договор), а затем 15.06.2000 дополнительное соглашение № 1 к нему. В соответствии с достигнутыми в них договоренностями ответчик обязался принять и оплатить поставленную истцом пшеницу продовольственную 3-го класса в количестве 5 тысяч тонн по цене 125 долларов США за одну тонну на общую сумму 625 000 долларов США.

Исполняя взятые на себя обязательства, продавец в период с 25.01.2000 по 03.02.2000 поставил в адрес ответчика 5192,150 тонны пшеницы, которые были приняты ответчиком в соответствии с условиями договора.

Приняв все поставки, ответчик с существенным нарушением предусмотренных договором сроков оплаты произвел только один платеж в адрес продавца на сумму 150 000 долларов США.

Переговоры с ответчиком не привели к исполнению последним своих обязательств. После неоднократных обращений продавца с требованием погасить задолженность ответчик представил ему график расчета, однако и в сроки, указанные в графике, ответчик не осуществил ни одного платежа.

08.01.2001 продавцом был подписан договор об уступке права требования с истцом, согласно которому все права продавца по договору от 10.01.2000 были переданы истцу.

Основываясь на положениях Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров, истец просит, кроме основного долга, взыскать с ответчика проценты с просроченной суммы оплаты в размере 94 905,17 доллара США.

Поскольку п.6.4 договора купли-продажи от 10.01.2000 содержит письменное соглашение о неустойке, предусматривающее пеню в размере 0,1% за каждый день просрочки платежа и ответчик допустил значительную просрочку в оплате поставленного зерна, истцом заявлено также требование о взыскании с ответчика неустойки в размере 158 175,28 доллара США.

Общая сумма требований истца на момент возбуждения дела в суде составляла таким образом 791 091,61 доллара США.

Истец просит также взыскать с ответчика расходы, понесенные им по уплате арбитражного сбора.

Ходатайством от 16.03.2001 ответчик просил приостановить разбирательство дела до окончания следствия, проводимого в отношении неустановленных лиц, которые, действуя от имени компании «C», не став на налоговый учет и не открыв представительства на территории Республики Беларусь, осуществляли предпринимательскую деятельность. Ответчик также поставил под сомнение компетенцию Международного арбитражного суда при БелТПП по поводу рассмотрения дела № 276/03-01 на том основании, что истцом не представлены доказательства уступки права требования, а именно: оригинал договора об уступке права требования от 08.01.2001.

Определением Председателя Международного арбитражного суда от 18.04.2001 ходатайство ответчика оставлено без удовлетворения. Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате признан компетентным рассматривать дело № 276/03-01, возбужденное компанией «А» 14.02.2001.

У рассматривающего дело состава суда подсудность данного спора Международному арбитражному суду при Белорусской торгово-промышленной палате не вызывает сомнений исходя из следующего.

Денежное обязательство по оплате поставленной пшеницы, нарушение которого, по мнению истца, дало ему право на обращение в суд, вытекает из договора купли-продажи от 10.01.2000 (копия в материалах дела), заключенного между компанией «С» и УП «Б». Ответчик не отрицает факта заключения данной сделки, не ставит под сомнение полномочия ее директора и не оспаривает его подпись на договоре от 10.01.2000. Состав суда, ознакомившись в ходе состоявшегося 19.06.2001 судебного заседания с представленным истцом подлинником вышеупомянутого договора, считает его надлежащим письменным доказательством того, что между указанными в нем сторонами заключено арбитражное соглашение о порядке урегулирования возникающих споров. В соответствии с п.8.5 договора «Все споры, возникшие по настоящему договору и не урегулированные путем переговоров, подлежат рассмотрению Международным арбитражным судом при Торгово-промышленной палате Республики Беларусь». Несмотря на некоторую неточность в наименовании, ясно, что договор относит рассмотрение споров между продавцом и ответчиком к компетенции Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате.

Обосновывая свое право на иск, истец указал, что между ним и продавцом 08.01.2001 был подписан договор об уступке права требования (цессии) (копия в материалах дела). Согласно данному договору все права продавца по договору купли-продажи от 10.01.2000, включая условие об избрании определенного арбитража для разрешения возможных споров, были уступлены истцу. О данном факте ответчик был письменно уведомлен как продавцом, так и истцом.

Ознакомившись в ходе судебного заседания с представленным истцом оригиналом договора об уступке права требования от 08.01.2001, рассматривающий дело состав суда считает установленным, что к истцу от продавца перешло право требования, основанное на денежном обязательстве по договору купли-продажи от 10.01.2000. При этом в полном объеме был сохранен ранее установленный порядок разрешения споров. Разрешая вопрос о том, что рассматриваемый договор является достаточным основанием для признания за компанией «А» права на подачу иска в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, состав суда исходил из следующего.

Право Республики Беларусь, регламентируя возможность передачи прав (требования) по сделке, не определило вида договора, по которому эта передача происходит. Пунктом 1 ст.353 Гражданского кодекса РБ определено, что право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования). Поэтому договор купли-продажи, заключенный в простой письменной форме, может служить основанием передачи прав (требований).

Согласно п.1 ст.1116 Гражданского кодекса РБ сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права Республики Беларусь. Общие требования к форме договора уступки права требования содержатся в п.1 ст.360 Гражданского кодекса РБ. В силу данной нормы права уступка требования, основанного на сделке, совершенной, в частности, в простой письменной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме.

Следовательно, при подписании договора об уступке права требования от 08.01.2001 требования законодательства Республики Беларусь были соблюдены в полном объеме.

Состав суда отмечает, что сам договор об уступке права требования от 08.01.2001 совершен в соответствующей законодательству Республики Беларусь простой письменной форме. Он подписан от имени компании «А» и компании «C» и на нем проставлены соответствующие печати. Как свидетельствуют материалы дела, компания «А», фирма, являющаяся стороной в договоре уступки права требования и на этом основании заявившая исковые требования, называет себя корпорацией закрытого типа, зарегистрированной в Южной Африке. В подтверждение своего юридического статуса она представила Сертификат о регистрации корпорации от 24.11.1999 (копия в материалах дела), апостилированный в соответствии с Конвенцией, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов (Гаага, 1961 г.) и сопровождаемый нотариально удостоверенным переводом. Данный документ рассматривается составом суда как допустимое доказательство по делу, подтверждающее правовой статус иностранного лица в деле.

Суд не может согласиться с доводами, выдвинутыми ответчиком в ходе судебного заседания, что истец должен представить доказательства верности подписи лица, поставившего ее от имени компании «C» на договоре об уступке права требования от 08.01.2001. В соответствии с принципом состязательности, закрепленным в ст.115 Конституции Республики Беларусь, и правилом о распределении бремени доказывания стороны по делу обязаны указать суду юридические факты, обосновывающие их требования и возражения, представить доказательства, подтверждающие эти факты. В такой ситуации именно ответчик должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается как на обоснование своих возражений, и у состава суда нет оснований для удовлетворения заявленной истцом просьбы.

Вместе с тем состав суда исходит из того, что любой договор может быть подписан не только руководителем, но и по его поручению другим должностным лицом и скреплен печатью юридического лица. Высший Хозяйственный Суд РБ письмом от 15.04.1992 № 10 разъяснил, что вторая сторона по договору не обязана проверять, имелись ли у лица, подписавшего договор от имени первой стороны, соответствующие полномочия. Следует обращать внимание на наличие на договоре печати соответствующего юридического лица. Таким образом, суд полагает, что действующее законодательство Республики Беларусь не относит проверку подлинности подписи на договоре к обязанностям истца.

Факт подписания договора от имени юридического лица лицом, не имеющим соответствующих полномочий, не порождает для юридического лица последствий лишь в том случае, если контрагент на момент заключения договора должен был заведомо знать, что данное лицо не имеет полномочий на подписание договора. Как видно из содержания рассматриваемого договора об уступке права требования от 08.01.2001, от имени компании «C» он подписан тем же лицом, что и договор купли-продажи от 10.01.2000, на котором он основан. Оттиски печатей также идентичны. Поскольку ответчик не представил ни одного доказательства, подтверждающего то обстоятельство, что компании «А» заведомо было известно об отсутствии у представителя компании «C» полномочий на заключение сделки, состав суда считает договор об уступке права требования действительным и порождающим юридические последствия.

Подписав договор об уступке права требования от 08.01.2001 и включив в него условие о защите нарушенного права в арбитражном порядке, компания «А» и компания «C» не ущемили прав ответчика.

В соответствии с п.2 ст.353 Гражданского кодекса РБ для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласия должника, если иное не предусмотрено законодательством или договором. Ни законодательство Республики Беларусь, ни рассматриваемый договор об уступке права требования иных условий не предусматривают.

Продавец выполнил требования п.3 ст.353 Гражданского кодекса РБ, в силу которого кредитор, уступивший право требования другому лицу, обременен обязанностью письменного уведомления должника о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу. Письмом от 09.01.2001 (копия в материалах дела) компания «C» заказным письмом с уведомлением (копия в материалах дела) уведомила ответчика о происшедшей уступке права требования.

Согласно ст.384 Гражданского кодекса РБ право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, если иное не предусмотрено законом или договором. Поскольку это не противоречит правовой природе договора об уступке права требования, к условиям, на которых права первоначального кредитора переходят к новому кредитору, может быть отнесено и условие о защите нарушенного права. Состав суда отмечает, что в рассматриваемом договоре об уступке требования указаны конкретные требования, передающиеся истцу и, в частности, п.3 договора устанавливает, что кредитор цедирует новому кредитору и арбитражные оговорки.

В своем ходатайстве от 16.03.2001 ответчик поставил под сомнение арбитражную оговорку на том основании, что истец не выполнил требования части второй ст.356 Гражданского кодекса РБ, и не представил оригинальный договор об уступке права требования. В ходе состоявшегося 19 июня 2001 г. судебного заседания рассматривающий дело состав суда предоставил ответчику возможность ознакомиться с представленным истцом оригиналом. Договор не вызвал у ответчика сомнений и он продолжил участие в судебном разбирательстве.

В соответствии со ст.31 Закона РБ «О международном (арбитражном) суде», если сторона знает о том, что какое-либо требование, предусмотренное арбитражным соглашением, не было соблюдено, и тем не менее продолжает участвовать в разбирательстве дела, не заявив возражений против такого несоблюдения без неоправданной задержки или в срок, предусмотренный настоящим Законом или арбитражным регламентом, то она считается отказавшейся от своего права на возражение. Состав суда считает, что, продолжив участие в судебном разбирательстве, ответчик отказался от своего права на возражение в отношении действительности договора об уступке права требования от 08.01.2001 и компетенции МАС при БелТПП.

Согласно п.5 ст.11 Регламента МАС при БелТПП, если состав суда признает себя компетентным либо Председатель МАС признает компетенцию МАС, любая сторона в течение 15 дней после получения уведомления об этом может просить Президиум МАС принять постановление по вопросу о компетенции, которое является окончательным. Факт отказа ответчика от права на возражение подтверждается и тем обстоятельством, что в установленные сроки он не воспользовался правом на обжалование определения Председателя Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, которым признана компетенция суда. Вышеупомянутое определение получено ответчиком 28.04.2001, что подтверждается отметкой на уведомлении о вручении почтового отправления от 25.04.2001 (имеется в материалах дела).

В договоре от 10.01.2000 стороны разрешили вопрос о применимом праве. В соответствии с п.8.4 договора «Все, что не предусмотрено настоящим договором, стороны руководствуются действующим законодательством Республики Беларусь».

Исходя из достигнутой сторонами договоренности о применении законодательства Республики Беларусь и учитывая его положения, в соответствии с которыми Гражданским кодексом РБ 1998 г. применяется к отношениям, возникшим после 01.07.1999, рассматривающий дело состав суда считает, что применимыми для разрешения данного спора являются нормы Гражданского кодекса РБ 1998 г.

В соответствии с п.3 ст.1 Гражданского кодекса РБ 1998 г. правила, установленные гражданским законодательством Республики Беларусь, применяются к отношениям с участием иностранных юридических лиц, если иное не определено Конституцией и международными договорами Республики Беларусь.

Республика Беларусь является участником Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (г.Вена, 1980 г., в дальнейшем - Конвенция), в соответствии с п.1b ст.1 которой Конвенция применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах, если в силу норм международного частного права подлежит применению право государства - участника Конвенции. Следовательно, состав суда обязан руководствоваться при необходимости нормами Конвенции, так как они являются нормами права, применимого к спорам с участием иностранных юридических лиц в Республике Беларусь.

Дело должно быть рассмотрено единоличным арбитром. Действующая арбитражная оговорка не содержит сведений, устанавливающих количественный состав суда. В исковом заявлении истец предложил ответчику рассмотреть спор единоличным арбитром и указал его кандидатуру. В своем письме от 14.05.2001 (имеется в материалах дела) ответчик выразил согласие на разрешение спора «…единоличным составом суда, предложенного истцом по делу № 276/03-01». Рассматривающий дело состав суда считает, что в соответствии со ст.16 Закона РБ «О международном арбитражном (третейском) суде» и ст.6 Регламента МАС при БелТПП стороны путем письменного обмена сообщениями договорились о разрешении спора единоличным арбитром. При назначении конкретного лица в качестве единоличного арбитра нормы Закона и Регламента были соблюдены в полном объеме.

В судебном заседании 19.06.2001 интересы истца представляла юрист, действующая на основании доверенности от 26.03.2001 (копия в материалах дела), выданной истцом - компанией «А» - юридическим лицом, зарегистрированным по законодательству, действующему в Южной Африке.

К моменту рассмотрения дела в судебном заседании 19.06.2001 истец изменил исковые требования: размер процентов и неустойки, рассчитанных по состоянию на 19.06.2001 увеличил соответственно до 139 129,69 доллара США и 231 882,81 доллара США. Таким образом, общая сумма требования составила 909 023,66 доллара США.

Интересы ответчика - юридического лица, зарегистрированного по законодательству Республики Беларусь в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (копия свидетельства о регистрации в материалах дела), представляла юрисконсульт, действующая на основании доверенности от 27.04.2001 (копия в материалах дела).

Ответчик 16.03.2001 представил суду ответ на исковое заявление. В нем и в письме от 25.06.2001 (имеется в материалах), направленном ответчиком в суд после судебного заседания, он просит приостановить производство по делу в связи с невозможностью рассмотрения данного дела до принятия решения по уголовному делу, возбужденному СУ ГКФР РБ в отношении деятельности компании «C». В качестве правового основания заявленного ходатайства ответчик указывает ст.90 Хозяйственного процессуального кодекса РБ и ст.35 Регламента МАС. При этом ответчик просит учесть и принцип диспозитивности судопроизводства, поскольку в данном случае имеет место охраняемый законом интерес государства.

Истец в своем заявлении от 02.04.2001 высказал мнение о том, что ходатайство ответчика о приостановлении рассмотрения дела является необоснованным и неправомерным, в связи с чем просил его отклонить, а также назначить состав суда для рассмотрения дела по существу.

Рассмотрев доводы сторон, рассматривающий дело состав суда отклонил ходатайство ответчика о приостановлении производства по делу, исходя из следующего.

В силу части второй ст.25 Закона РБ «О международном арбитражном (третейском) суде» при отсутствии договоренности сторон состав международного арбитражного суда ведет разбирательство дела в таком порядке, который признает необходимым для обеспечения вынесения законного и обоснованного решения. При этом состав международного арбитражного суда обязан соблюдать положения Закона и учитывать мнения сторон, а также положения арбитражного регламента.

В судебном заседании состав суда предложил сторонам определить порядок разбирательства дела, и они пришли к соглашению, что разбирательство будет происходить в соответствии с действующим Регламентом МАС при БелТПП, утвержденным постановлением Президиума БелТПП от 06.06.2000. В такой ситуации, а также принимая во внимание положения ст.31 Регламента МАС при БелТПП, состав суда не связан нормами процессуального законодательства Республики Беларусь и по этой причине соблюдение ст.90 ХПК Республики Беларусь не является для суда обязанностью.

Статья 35 Регламента МАС при БелТПП действительно предусматривает, что по просьбе стороны (сторон), инициативе состава суда, а также в случаях, предусмотренных Законом РБ «О международном арбитражном (третейском) суде» и настоящим Регламентом, производство по делу может быть приостановлено. Однако Закон РБ «О международном арбитражном (третейском) суде» не содержит перечня оснований приостановления производства по делу в арбитражном суде.

Вместе с тем состав суда признает, что участники арбитражного процесса не лишены права заявлять ходатайство о приостановлении производства по делу в случае, если в производстве суда общей юрисдикции находится дело, решением по которому будут установлены обстоятельства, имеющие значение при разбирательстве в арбитражном суде и относящиеся к лицам, участвующим в деле. Однако в письме ответчика от 16.03.2001 указано, что уголовное дело, расследуемое СУ ГКФР РБ, возбуждено в отношении неустановленных лиц, действовавших от имени компании «C». Следовательно, истец - компания «А» отношения к расследуемому на территории Республики Беларусь уголовному делу не имеет. При этом ответчик не приложил к ходатайству и не представил суду в ходе судебного заседания никаких документов и иных доказательств, позволяющих установить, каким образом уголовное дело в отношении неустановленных лиц препятствует рассмотрению в МАС при БелТПП по существу экономического спора между ответчиком и истцом.

Рассматривая просьбу ответчика о необходимости учета принципа диспозитивности при рассмотрении ходатайства о приостановлении производства по делу, состав суда констатирует, что ни в своем письме от 25.06.2001, ни в ходе состоявшегося 19.06.2001 судебного заседания, ответчик не пояснил суду, в чем он видит отступление со стороны суда от упомянутого принципа. Состав суда предоставил при рассмотрении спора каждой стороне возможности для изложения ее позиции, защиты прав, возможность влиять на движение арбитражного процесса путем распоряжения предметом спора и свободного осуществления, предоставленных ей законом процессуальных прав, направленных на возбуждение, развитие и окончание деятельности арбитражного суда. Эти действия осуществлялись судом в строгом соответствии с принципом диспозитивности и принципом равенства сторон, закрепленным в ст.24 Закона РБ «О международном арбитражном (третейском) суде».

В ходе состоявшегося судебного заседания ответчик со ссылкой на ст.48 ХПК РБ заявил устное ходатайство о привлечении следователя МО УГКФР для дачи заключения по делу. При этом ответчик не указал цель данного заключения и каких обстоятельств, имеющих значение для правильного и своевременного рассмотрения дела, данное заключение касается.

Рассмотрев ходатайство и оценив доводы сторон, состав суда отказал в его удовлетворении.

В состоявшемся 19.06.2001 судебном заседании ответчик представил суду анализ исполнения договора поставки пшеницы продовольственной 3-го класса по договору от 10.01.2000. Ответчик, не оспаривая факт поставки в свой адрес пшеницы тем не менее полагает, что по указанному договору задолженность составляет 498 781,25 доллара США.

Заслушав объяснения представителей сторон, а также исследовав письменные доказательства по делу, включая подлинники договора купли-продажи от 10.01.2000 и договора об уступке права требования от 08.01.2001, состав суда считает установленным следующее.

Материалами дела подтверждается утверждение истца о том, что 10.01.2000 между компанией «С» (продавцом) и ответчиком заключен договор купли-продажи, а затем 15.06.1999 дополнительное соглашение № 1 к нему (имеется в материалах дела). В соответствии с достигнутыми в них договоренностями (п.1.1 договора) ответчик обязался принять и оплатить поставленную истцом пшеницу продовольственную 3-го класса в количестве 5 тысяч тонн по цене 125 долларов США за одну тонну на общую сумму 625 000 долларов США.

Пунктом 5.1 договора предусмотрена обязанность ответчика оплачивать фактически поставленное зерно в долларах США путем перечисления причитающихся сумм на расчетный счет, указанный продавцом в течение 30 дней с момента таможенного оформления в режиме свободного обращения каждой партии зерна.

Ответственность сторон предусмотрена п.6.4 договора купли-продажи от 10.01.2000 № 26, в соответствии с которым при отсутствии оплаты в срок, указанный в п.5.1, поставщик имеет право распорядиться указанным количеством поставленного зерна по своему усмотрению, а при его использовании покупателем последний уплачивает продавцу пеню в размере 0,1% за каждый день просрочки платежа.

Дополнительным соглашением № 1 к договору купли-продажи пшеницы продовольственной от 10.01.2000 стороны договорились об изменении счета, с которого производится оплата за полученный товар.

Выполняя принятые на себя обязательства, в период с 26.01.2000 по 11.02.2000 продавец поставил ответчику пшеницу продовольственную общим весом 5192,150 тонны на общую сумму 649 018,75 доллара США. Факт поставки пшеницы в адрес ответчика в достаточной степени подтверждается и представленным ответчиком анализом исполнения договора поставки пшеницы продовольственной 3-го класса по договору от 10.01.2000 (в материалах дела). Представитель ответчика признала в судебном заседании, что УП «Б» располагает оригиналами железнодорожных накладных, которые подтверждают исполнение продавцом своих обязательств в объеме, сроки и на условиях заявленных истцом в исковом заявлении.

В материалах дела находится график расчета с компанией «С» за поставленную пшеницу продовольственную по договору от 10.01.2000, подписанный директором ответчика и его главным бухгалтером. Анализ содержания данного графика свидетельствует, что к моменту его подписания должностными лицами ответчика, неоплаченной осталась только пшеница в количестве 3990,25 тонны. Сам ответчик не оспаривает тот факт, что 12.04.2000 он произвел частичную оплату, перечислив на расчетный счет истца сумму в размере 150 000 долларов США и тем самым произвел встречное исполнение обязательства. Вышесказанное дает основания составу суда считать, что ответчик признал, что общий объем оплаченной и неоплаченной пшеницы, поставленной в его адрес, составляет 5192,150 тонны, т.е. соответствует объему, указанному истцом в исковом заявлении.

Из постановления следователя МО УГКФР о наложении ареста на дебиторскую задолженность (копия имеется в материалах дела) усматривается, что по данным бухгалтерского учета ответчика у него действительно существует дебиторская задолженность в отношении компании «С». Причем, исходя из размера задолженности, равной 498 781,25 доллара США, очевидно, что она возникла в отношении неоплаченной пшеницы в количестве 3990,25 тонны.

Оценка данных доказательств в совокупности дает основание составу суда считать доказанным что, выполняя принятые на себя обязательства, в период с 26.01.2000 по 11.02.2000 продавец поставил ответчику пшеницу продовольственную общим весом 5192,150 тонны на общую сумму 649 018,75 доллара США.

26.01.2000 продавец поставил ответчику пшеницы на сумму 66 706,25 доллара США, 27.01.2000 - на сумму 16 525 долларов США, 28.01.2000 - на сумму 17 268,75 доллара США, 31.01.2000 - на сумму 33 968,75 доллара США, 01.02.2000 - на сумму 67 637,5 доллара США, 02.02.2000 - на сумму 132 937,5 доллара США, 04.02.2000 - на сумму 81 475 долларов США, 07.02.2000 - на сумму 59 231,25 доллара США, 08.02.2000 - на сумму 66 693,75 доллара США, 09.02.2000 - на сумму 16 825 долларов США, 10.02.2000 - на сумму 55 178,75 доллара США и 11.02.2000 - на сумму 34 575 долларов США.

Возражая против иска, письмом от 25.06.2001 ответчик обратил внимание суда на то, что он не согласен с требованиями истца, поскольку последний не представил в МАС при БелТПП железнодорожные накладные письменные как доказательства в обоснование своих требований.

Состав суда считает, что эта позиция ответчика расходится с объяснениями его представителя, данными в ходе состоявшегося 19.06.2001 судебного заседания, где он, в частности, подтвердил исполнение обязательств со стороны продавца. Не отрицая факт поставки, представитель ответчика пояснила, что УП «Б» на момент судебного разбирательства располагает надлежащими оригиналами железнодорожных накладных, подтверждающими поставку пшеницы в адрес ответчика. При этом состав суда обязал ее представить надлежащие копии. Действия представителя ответчика и суда в строгом соответствии со ст.36 Регламента МАС при БелТПП зафиксированы в протоколе судебного заседания (в материалах дела).

Состав суда не может согласиться с доводами истца о том, что отсутствие указанных письменных доказательств является нарушением принципа непосредственности судопроизводства. Суд всесторонне, полно и объективно исследовал все имеющиеся в деле доказательства. Решение по делу № 276/03-01 основано на материалах (доказательствах и установленных ими фактах), непосредственно воспринятых, проверенных и исследованных в состоявшемся 19.06.2001 судебном заседании.

При этом суд констатирует, что представительница ответчика, заявив в ходе судебного заседания о наличии у нее оригиналов железнодорожных накладных, умышленно ввела состав суда в заблуждение. Копии этих документов не могли быть представлены ответчиком в суд ни до, ни после судебного заседания. Судом установлено, что оригиналы железнодорожных накладных находятся в материалах уголовного дела.

Тем не менее в ходе судебного заседания ответчик согласился с тем, что 12.04.2000 на расчетный счет истца была зачислена сумма в размере 150 000 долларов США.

Истец не оспаривает тот факт, что данная сумма поступила на его расчетный счет по договору от 10.01.2000. Однако истец полагает, что ответчик вследствие нарушения сроков оплаты несет ответственность в виде уплаты процентов и неустойки. Учитывая положения ст.300 Гражданского кодекса РБ 1998 г., которые предусматривают погашение прежде всего процентов и неустойки, а в оставшейся части - суммы долга, истец считает, что сумма долга не уплачена ответчиком полностью, так как значительная часть поступивших денежных сумм погашала неустойку и проценты.

Действительно, ст.300 Гражданского кодекса РБ 1998 г. содержит норму, устанавливающую при отсутствии иного соглашения вышеуказанную очередность погашения требований по денежным обязательствам, если сумма произведенного платежа недостаточна для его исполнения полностью. Договор от 10.01.2000 не содержит иного соглашения по данному вопросу, следовательно, должно применяться правило ст.300 Гражданского кодекса РБ 1998 г.

Неустойка в виде уплаты пени в размере 0,1% за каждый день просрочки в оплате покупной цены предусмотрена п.6.4 договора, а обязанность ответчика уплатить проценты предусмотрена ст.78 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров, нормы которой являются составной частью применимого для разрешения данного спора права.

Статья 78 Конвенции устанавливает право стороны, если другая сторона допустила просрочку в уплате цены, на получение процентов с просроченной суммы без ущерба для любого требования о возмещении убытков.

В представленном расчете истец, определяя момент, с которого должны исчисляться неустойка и проценты, исходил из даты таможенного оформления партии пшеницы в режиме свободного обращения. Состав суда полагает, что дата таможенного оформления и является требуемой в соответствии с п.5.1 договора от 10.01.2000.

Датой произведенного частичного платежа истец считал дату принятия банком, обслуживающим должника, поручений о переводе денежных сумм со счета должника на счет кредитора. При определении даты платежа истец отступил от общего правила, в соответствии с которым обязанность по оплате товара считается исполненной с момента зачисления денежных сумм на счет продавца, однако очевидно, что это не противоречит интересам ответчика, поэтому принято судом для расчетов.

В Конвенции отсутствует правило об определении ставки процентов по просроченным денежным обязательствам, право на получение которых имеет истец. Следовательно, этот вопрос должен решаться на основании предписаний применимого национального права. В Гражданском кодексе РБ 1998 г. содержится ст.366, предусматривающая взыскание процентов за неисполнение денежного обязательства, размер которых определяется учетной ставкой Национального банка РБ. Поскольку эта ставка процентов установлена для денежных обязательств, выраженных в белорусских рублях, она не может быть применена в данном случае.

Сам факт, что установление ставки процентов в системе применимого права вызывает определенные трудности в связи с его неурегулированностью, не должен, по мнению состава суда, лишать истца возможности получения процентов. Исходя из этого, состав суда считает обоснованной ссылку истца на Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА).

Истец в расчете исходил из средней банковской ставки по кредитам малому и среднему бизнесу в 2000-2001 гг., исчисленному в соответствии со сведениями, предоставленными ОАО «ББ» - 19-24% (справка от 04.05.2001) и ОАО «ТБ» - 22-24% (справка от 14.05.2001). Размер ставки, о применении которой просит истец, меньше средней банковской ставки, которая может быть исчислена исходя из имеющихся в распоряжении суда сведений.

На основании изложенного состав суда считает обоснованным применение для расчетов взыскиваемых процентов ставку 21,5% годовых (0,06% в день).

При расчете неустойки и процентов истец исходил из того, что ответственность за просрочку в оплате наступает для ответчика с 26.02.2000 в размере основного долга поставки в сумме 66 706,25 доллара США, с 26.02.2000 - в размере основного долга поставки в сумме 16 525 долларов США, с 27.02.2000 - в размере основного долга поставки в сумме 17 268,75 доллара США, с 01.03.2000 - в размере основного долга поставки в сумме 33 968,75 доллара США, с 02.03.2000 - в размере основного долга поставки в сумме 67 637,5 доллара США, с 03.03.2000 - в размере основного долга поставки в сумме 132 937,5 доллара США, с 05.03.2000 - в размере основного долга поставки в сумме 81 475 долларов США, с 08.03.2000 - в размере основного долга поставки в сумме 59 231,25 доллара США, с 09.03.2000 - в размере основного долга поставки в сумме 66 693,75 доллара США, с 10.03.2000 - в размере основного долга поставки в сумме 16 825 долларов США, с 11.03.2000 - в размере основного долга поставки в сумме 55 178,75 доллара США, с 12.03.2000 - в размере основного долга поставки в сумме 34 575 долларов США и первый период просрочки длится до 12.04.2000 - даты поступления первого платежа.

Просрочка за период с 26.02.2000 по 12.04.2000 составляет 46 дней. Исходя из суммы основного долга за этот период, размер процентов составляет 1841,09 доллара США (66 706,25 / 100% х 0,06% х 46 дней), а размер неустойки - 3068,49 доллара США (66 706,25 / 100% х 0,1% х 46 дней).

Просрочка за период с 27.02.2000 по 12.04.2000 составляет 45 дней. Исходя из суммы основного долга за этот период, размер процентов составляет 446,18 доллара США (16 525 / 100% х 0,06% х 45 дней), а размер неустойки - 743,63 доллара США (16 525 / 100% х 0,1% х 45 дней).

Просрочка за период с 28.02.2000 по 12.04.2000 составляет 44 дня. Исходя из суммы основного долга за этот период, размер процентов составляет 455,90 доллара США (17 268,75 / 100% х 0,06% х 44 дня), а размер неустойки - 759,83 доллара США (17 268,75 / 100% х 0,1% х 44 дня).

Просрочка за период с 02.03.2000 по 12.04.2000 составляет 41 день. Исходя из суммы основного долга за этот период, размер процентов составляет 835,63 доллара США (33 968,75 / 100% х 0,06% х 41 день), а размер неустойки - 1392,72 доллара США (33 968,75 / 100% х 0,1% х 41 день).

Просрочка за период с 03.03.2000 по 12.04.2000 составляет 40 дней. Исходя из суммы основного долга за этот период, размер процентов составляет 1623,30 доллара США (67 637,5 / 100% х 0,06% х 40 дней), а размер неустойки - 2705,50 доллара США (67 637,5 / 100% х 0,1% х 40 дней).

Просрочка за период с 04.03.2000 по 12.04.2000 составляет 39 дней. Исходя из суммы основного долга за этот период, размер процентов составляет 3110,74 доллара США (132 937,50 / 100% х 0,06% х 39 дней), а размер неустойки - 5184,56 доллара США (132 937,50 / 100% х 0,1% х 39 дней).

Просрочка за период с 06.03.2000 по 12.04.2000 составляет 37 дней. Исходя из суммы основного долга за этот период, размер процентов составляет 1808,75 доллара США (81 475 / 100% х 0,06% х 37 дней), а размер неустойки - 3014,58 доллара США (81 475 / 100% х 0,1% х 37 дней).

Просрочка за период с 09.03.2000 по 12.04.2000 составляет 34 дня. Исходя из суммы основного долга за этот период, размер процентов составляет 1208,32 доллара США (59 231,25 / 100% х 0,06% х 34 дня), а размер неустойки - 2013,86 доллара США (59 231,25 / 100% х 0,1% х 34 дня).

Просрочка за период с 10.03.2000 по 12.04.2000 составляет 33 дня. Исходя из суммы основного долга за этот период, размер процентов составляет 1320,54 доллара США (66 693,75 / 100% х 0,06% х 33 дня), а размер неустойки - 2200,89 доллара США (66 693,75 / 100% х 0,1% х 33 дня).

Просрочка за период с 11.03.2000 по 12.04.2000 составляет 32 дня. Исходя из суммы основного долга за этот период, размер процентов составляет 323,04 доллара США (16 825 / 100% х 0,06% х 32 дня), а размер неустойки - 538,4 доллара США (16 825 / 100% х 0,1% х 32 дня).

Просрочка за период с 12.03.2000 по 12.04.2000 составляет 31 день. Исходя из суммы основного долга за этот период, размер процентов составляет 1026,32 доллара США (55 178,75 / 100% х 0,06% х 31 день), а размер неустойки - 1710,54 доллара США (55 178,75 / 100% х 0,1% х 31 день).

Просрочка за период с 13.03.2000 по 12.04.2000 составляет 30 дней. Исходя из суммы основного долга за этот период, размер процентов составляет 622,35 доллара США (34 575 / 100% х 0,06% х 30 дней), а размер неустойки - 1037,25 доллара США (34 575 / 100% х 0,1% х 30 дней).

12.04.2000 поступил платеж в сумме 150 000 долларов США. Этот платеж погасил частично в соответствии со ст.300 Гражданского кодекса РБ 1998 г. сумму процентов и неустойки, начисленных за период с 26.02.2000 по 12.04.2000. Сумма основного долга составила 538 011,16 доллара США.

Второй период просрочки длился с 12.04.2000 по 19.06.2001. Размер процентов за это время составил 139 129,69 доллара США, а размер неустойки - 231 882,81 доллара США. Представленный истцом в заявлении об увеличении исковых требований по делу № 276/03-01 расчет является правильным. Он произведен в соответствии с применимым правом и условиями договора от 10.01.2000.

На основании изложенного состав суда считает обоснованными и подлежащими удовлетворению требования о взыскании основного долга в сумме 538 011,16 доллара США, процентов в сумме 139 129,69 доллара США и неустойки в сумме 231 882,81 доллара США. Подлежит возврату также уплаченный истцом арбитражный сбор в размере 7801,58 доллара США.


На основании изложенного и в соответствии со ст.78 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров, ст.300 и 456 Гражданского кодекса РБ 1998 г., а также ст.3 Закона РБ «О международном арбитражном (третейском) суде» и ст.2, 4, 13, 38, 40 и 59 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате состав суда

решил:

Иск удовлетворить. Взыскать с унитарного предприятия «Б» (Республика Беларусь) в пользу компании «А» (Южная Африка) основной долг в сумме 538 011,16 доллара США, проценты в сумме 139 129,69 доллара США, неустойку в сумме 231 882,81 доллара США и арбитражный сбор в сумме 7801,58 доллара США, а всего 916 825,24 (девятьсот шестнадцать тысяч восемьсот двадцать пять и двадцать четыре сотых) доллара США.

Популярные новости
Курсы валют Национального Банка РБ
23.11.201724.11.2017
Евро 2.3553 2.3635
Доллар США 2.0031 1.9968
Фунт стерлингов 2.6533 2.6555
Российский рубль 3.3939 3.4153
Украинская гривна 7.5022 7.4313
Польский злотый 5.5818 5.6119
Японская иена 0.17865 0.17943
Статистика
Правовые акты по году принятия