Судебная практика: Обзор судебной практики Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (дело № 309/04-02). Ненадлежащее исполнение обязательств по договору мены



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ (ДЕЛО № 309/04-02). НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ДОГОВОРУ МЕНЫ

Истец: общество с ограниченной ответственностью «А» (Российская Федерация)

Ответчик: унитарное предприятие «Б» (Республика Беларусь)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договору мены

Применимое право: гражданское законодательство Республики Беларусь

Состав арбитражного суда: единоличный арбитр

Дата вынесения решения: 17 мая 2002 г.

Комментарий к решению

1. В случае неэквивалентной по стоимости поставки товара в рамках договора мены одной стороной и утрате интереса к получению товара в натуре второй стороной последняя вправе взыскать разницу между стоимостью поставок.

2. Решение Международного арбитражного суда при БелТПП имеет преюдициальное значение для другого спора между теми же сторонами.

3. Если в арбитражной оговорке в качестве арбитражного органа указана «арбитражная комиссия Торгово-Промышленной Палаты Республики Беларусь», Международный арбитражный суд при БелТПП признает свою компетенцию в отношении предусмотренных данной арбитражной оговоркой споров, поскольку при Белорусской торгово-промышленной палате нет иной постоянно действующей арбитражной организации, а, кроме того, ответчик в своем ответе на исковое заявление признал его компетенцию.

4. Ходатайство стороны о рассмотрении спора в ее отсутствие подлежит удовлетворению.

5. Разрешение спора единоличным арбитром возможно при наличии письменного соглашения обеих сторон.

Решение

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев в помещении суда (г.Минск, пр-т Машерова, 23, корп.1, к.706, зал судебных заседаний) в судебном заседании 30 апреля 2002 г. дело № 309/04-02 по иску общества с ограниченной ответственностью «А» (Российская Федерация) к унитарному предприятию «Б» (Республика Беларусь) о взыскании 15 571,71 доллара США,

установил:

Позиции сторон

Истец в исковом заявлении в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате (далее - МАС при Бел ТПП) указал, что между обществом с ограниченной ответственностью «А» (в дальнейшем именуемым «истец») и унитарным предприятием «Б» (в дальнейшем именуемым «ответчик») 17 апреля 2000 г. был заключен контракт (в дальнейшем - контракт), в соответствии с которым истец обязался поставить ответчику гомополимер полипропилена на сумму 855 600 долларов США. Ответчик в свою очередь обязался поставить истцу полипропиленовую пленку на такую же сумму.

Сроки поставок для истца и ответчика определялись приложениями и дополнительными соглашениями к контракту и были окончательно установлены - до 31 августа 2000 г. Срок действия контракта был определен сторонами до 31 декабря 2001 г. в соответствии с приложением 4 к контракту от 30.03.2001.

Истец во исполнение контракта поставил ответчику товар на сумму 322 304,52 доллара США, а ответчик истцу - на сумму 195 392,58 доллара США, что подтверждается подписанным сторонами актом сверки взаиморасчетов.

Истец указывает, что 10 августа 2000 г. генеральным директором ответчика был издан приказ, на основании которого ответчик в одностороннем порядке прекратил исполнение контракта. Истец, в свою очередь, с целью минимизации возможных убытков приостановил исполнение собственных обязательств.

10 января 2001 г. сторонами был произведен частичный зачет задолженности ответчика перед истцом на сумму 27 630,67 доллара США.

В связи с тем, что исполнение контракта по поставке товара вследствие просрочки должника (ответчика) частично утратило интерес для кредитора (истца), истец обратился в МАС при БелТПП с соответствующим иском.

Истец, руководствуясь п.2 ст.376 Гражданского кодекса Республики Беларусь, частично отказался от исполнения ответчиком контракта в натуре, а именно от просроченной поставки товара на сумму 83 709,61 доллара США, и попросил суд взыскать указанную сумму.

В решении МАС при БелТПП по указанному делу была установлена разница между стоимостью товара, поставленного сторонами друг другу в общей сумме 99 281,32 доллара США в пользу истца, и взыскана сумма 83 709,61 доллара США по требованию истца о возмещении убытков. 15 571,71 доллара США остались без возмещения.

В течение срока действия контракта, а именно 5 декабря 2001 г. истец обратился к ответчику с новой претензией и заявкой о поставке полипропиленовой пленки в натуре в части оставшейся товарной задолженности, не утратившей интерес для истца, на сумму 15 571,71 доллара США.

Однако 7 декабря 2001 г. ответчик отказался удовлетворить требование истца.

С 1 января 2002 г. срок действия контракта истек, а истцом полностью утрачен интерес в получении продукции ответчика.

На основании изложенного и руководствуясь ст.290, 291, 295, 309, 376, 540, 1124 Гражданского кодекса Республики Беларусь, истец просит взыскать с ответчика сумму оставшегося долга в размере 15 571,71 доллара США, а также возместить его расходы, понесенные в связи с рассмотрением дела в МАС при БелТПП.

Ответчик в ответе на исковое заявление, поступившем в суд 20.03.2002, признал товарную задолженность ответчика перед истцом по контракту в сумме 15 571,71 доллара США, а кроме того, учитывая это и обстоятельства дела, просил суд рассмотреть дело без участия ответчика и выразил свое согласие на рассмотрение дела единоличным арбитром.

Компетенция суда

В контракте (п.5) стороны предусмотрели, что «все разногласия, возникающие в ходе выполнения настоящего контракта или в связи с ним, будут разрешаться по возможности путем переговоров между сторонами. В случае если стороны не придут к соглашению, дело подлежит разрешению в арбитражной комиссии Торгово-Промышленной Палаты Республики Беларусь. Решение арбитражной комиссии является окончательным и обязательным для обеих сторон».

Следовательно, стороны договорились между собой о передаче их спора на рассмотрение арбитражного органа, тем самым исключив подсудность их спора государственному суду.

Пункт 5 контракта представляет собой арбитражное соглашение в виде арбитражной оговорки, полностью соответствующей требованиям ст.11 Закона Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. «О международном арбитражном (третейском) суде».

В указанной арбитражной оговорке в качестве арбитражного органа указана «арбитражная комиссия Торгово-Промышленной Палаты Республики Беларусь». Однако при Белорусской торгово-промышленной палате нет иной постоянно действующей арбитражной организации, кроме МАС при БелТПП. Кроме того, ответчик в своем ответе на исковое заявление признал компетенцию МАС при БелТПП и выразил согласие на рассмотрение дела единоличным арбитром, назначил основного и запасного арбитра, а также ходатайствовал перед судом о рассмотрении дела без его участия.

В силу изложенного рассматриваемый спор подведомственен именно МАС при БелТПП.

Применимое право

В контракте стороны не указали на право, которое должно применяться к правам и обязанностям сторон по контракту. Поэтому для определения применимого права необходимо использовать коллизионные нормы права государства местонахождения арбитражного суда.

Однако коллизионные нормы гражданского законодательства Республики Беларусь не позволяют ответить на вопрос о праве, применимом к правам и обязанностям сторон по контракту. Это объясняется тем, что ст.1125 Гражданского кодекса Республики Беларусь 1998 г. не регулирует вопрос о подлежащем применению праве к договору мены (каким и является контракт) при отсутствии соглашения сторон договора о подлежащем применению праве.

В ст.1125 Гражданского кодекса Республики Беларусь лишь указывается, что при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве в отношении договора купли-продажи применяется право страны, где имеет основное место деятельности сторона, являющаяся продавцом. В соответствии же с п.2 ст.538 Гражданского кодекса Республики Беларусь к договору мены применяются соответственно правила о купле-продаже, если это не противоречит правилам о мене и существу мены. При этом каждая из сторон признается продавцом товара, который она обязуется передать, и покупателем товара, который она обязуется принять в обмен. Исходя из изложенного, видно, что применить норму о применимом праве Гражданского кодекса Республики Беларусь в отношении договора мены, исходя из положений, регулирующих договор купли-продажи, невозможно, так как обе стороны договора мены рассматриваются законодательством Республики Беларусь как продавцы. Применять же к регламентации контракта и право Республики Беларусь, и право Российской Федерации одновременно невозможно, так как право данных государств не тождественно регулирует одни и те же отношения.

Однако в судебных заседаниях по делу № 280/07-01 (31 июля и 14 августа 2001 г.), рассмотренному МАС при Бел ТПП, как представители истца, так и представители ответчика указали, что стороны исходили из того, что к правам и обязанностям сторон по контракту, а также к его заключению, исполнению, последствиям неисполнения или ненадлежащего исполнения, прекращению подлежит применению право Республики Беларусь. То есть в судебном деле между теми же сторонами и по тому же контракту, по которому рассматривается настоящий спор, представители сторон согласовали в качестве применимого право Республики Беларусь.

Исходя из изложенного, суд считает, что при рассмотрении спора необходимо руководствоваться правом Республики Беларусь, а также относящимися к спору международными договорами, участниками которых являются Республика Беларусь и Российская Федерация.

Производство по делу

30 апреля 2002 г. состоялось заседание арбитражного суда, в которое явился представитель истца.

Представитель ответчика в судебное заседание не прибыл. Состав суда установил, что материалы дела были вручены ответчику 22 февраля 2002 г., а 25 марта 2002 г. ответчик представил в суд ответ на исковое заявление. (В ответе на исковое заявление ответчик просил суд рассмотреть дело без участия ответчика.) Уведомление о месте и времени судебного заседания ответчик получил 1 апреля 2002 г.

Представитель истца в судебном заседании заявил устное ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие надлежаще извещенного ответчика.

Состав суда определил: ходатайства истца и ответчика удовлетворить, рассмотреть дело в отсутствие не явившегося в судебное заседание, но надлежаще извещенного о месте и времени его проведения ответчика.

В ходе судебного заседания представитель истца поддержал исковые требования в полном объеме.

Обоснование решения

Заслушав объяснения представителя истца и исследовав доказательства по делу, состав суда считает установленным следующее.

17 апреля 2000 г. между истцом и ответчиком был заключен контракт (договор) мены. В соответствии с контрактом истец обязался поставить ответчику гомополимер полипропилена на сумму 855 600 долларов США. Ответчик в свою очередь обязался поставить истцу полипропиленовую пленку на сумму 855 600 долларов США. Сроки поставок для истца и ответчика определялись приложениям 1 и 2 к контракту, однако впоследствии были изменены дополнительным соглашением № 2 от 25 июля 2000 г. и дополнительным соглашением № 3 от 7 августа 2000 г. Окончательно сроки поставок как для истца, так и для ответчика были установлены - до 31 августа 2000 г.

С момента начала исполнения обязательств по контракту и до момента истечения срока действия контракта истцом был поставлен ответчику товар на сумму 322 304,52 доллара США, а ответчиком истцу - на 195 392,58 доллара США, что подтверждается подписанным сторонами актом сверки на 1 октября 2000 г.

10 августа 2000 г. генеральный директор ответчика издал приказ об отзыве доверенности на право подписи, в соответствии с которым действие контрактов и договоров, ранее подписанных указанными в приказе должностными лицами, приостанавливалось (п.2), в связи с этим в одностороннем порядке ответчик приостановил и действие контракта. Кроме того, в приказе был предусмотрен отзыв доверенностей у соответствующих должностных лиц вплоть до стабилизации финансового состояния ответчика.

Вслед за этим истец также в свою очередь приостановил исполнение собственных обязательств по контракту, что признано судом правомерным, так как в соответствии с п.2 ст.386 Гражданского кодекса Республики Беларусь, если в двустороннем договоре исполнение стало невозможным для одной стороны в силу обстоятельств, за которые она отвечает, другая сторона при отсутствии в законодательстве или договоре иных указаний имеет право отступить от договора и взыскать причиненные неисполнением убытки. Исходя из изложенного, истец вправе был прекратить исполнение обязательств со своей стороны, то есть отступить от контракта (так как ответчик в одностороннем порядке по внутренним обстоятельствам (за которые отвечает лишь он) прекратил исполнение контракта).

10 января 2001 г. сторонами был произведен зачет задолженности ответчика перед истцом на сумму 27 630,67 доллара США.

В связи с тем, что исполнение контракта вследствие просрочки должника (ответчика) частично утратило интерес для кредитора (истца), истец частично отказался от исполнения ответчиком контракта в натуре и обратился в МАС при БелТПП с иском о взыскании с ответчика убытков в размере 83 709,61 доллара США. Решением МАС при БелТПП от 1 октября 2001 г. по делу № 280/07-01 данное требование истца было удовлетворено. При этом в указанном решении судом было установлена разница между стоимостью товара, поставленного сторонами друг другу, в размере 99 281,32 доллара США в пользу истца (что подтверждалось материалами указанного дела, в том числе признанием ответчика). Следовательно, убытки истца в размере 15 571,71 доллара США с ответчика остались невзысканными.

В течении срока действия контракта, а именно 5 декабря 2001 г. истец обратился к ответчику с претензией и заявкой о поставке полипропиленовой пленки в натуре в части, не утратившей интерес для истца, на сумму оставшейся товарной задолженности - 15 571,71 доллара США.

Однако своим письмом от 7 декабря 2001 г. ответчик отказался от исполнения обязательства в пользу истца.

С 1 января 2002 г. истек срок действия контракта.

В ответе на исковое заявление, поступившем в суд от 20.03.2002, ответчик признал наличие товарной задолженности по контракту на сумму 15 571,71 доллара США.

Истец заявил о полной утрате интереса в получении продукции ответчика.

Исходя из изложенного и в соответствии со ст.290, 291, 295, 367, 376 Гражданского кодекса Республики Беларусь, суд считает законным и обоснованным требование истца к ответчику о взыскании убытков в виде разницы между стоимостью поставленного товара истцом и ответчиком в размере 15 571,71 доллара США.

В соответствии со ст.59 Регламента Международного арбитражного суда при БелТПП суд присуждает с ответчика в пользу истца расходы по уплате арбитражного сбора.


На основании изложенного и руководствуясь ст.290, 291, 295, 309, 367, 376, 540, 1124 Гражданского кодекса Республики Беларусь и ст.3, 5, 39-41, 59 Регламента Международного арбитражного суда при БелТПП, состав суда

решил:

Взыскать с унитарного предприятия «Б» (Республика Беларусь) в пользу общества с ограниченной ответственностью «А» (Российская Федерация) 15 571,71 доллара США в возмещение убытков и расходы истца по уплате арбитражного сбора в размере 1027,19 доллара США, а всего 16 598,90 (шестнадцать тысяч пятьсот девяносто восемь и девяносто сотых) доллара США.

Популярные новости
Курсы валют Национального Банка РБ
15.11.201716.11.2017
Евро 2.3343 2.3702
Доллар США 1.9976 2.0057
Фунт стерлингов 2.6165 2.6413
Российский рубль 3.3549 3.3296
Украинская гривна 7.5338 7.573
Польский злотый 5.5262 5.589
Японская иена 0.17565 0.17783
Статистика
Правовые акты по году принятия