Судебная практика: Некоторые вопросы применения действующих на пространстве Содружества Независимых Государств международных договоров Республики Беларусь, связанных с деятельностью хозяйственных судов



НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ ДЕЙСТВУЮЩИХ НА ПРОСТРАНСТВЕ СОДРУЖЕСТВА НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ, СВЯЗАННЫХ С ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ СУДОВ

Из общего числа рассматриваемых хозяйственными судами Республики Беларусь дел с участием иностранных лиц, в т.ч. о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений, большую часть составляют споры, участниками которых являются субъекты предпринимательской деятельности стран Содружества Независимых Государств (далее - СНГ).

Республика Беларусь является участником основных международных договоров, регулирующих отношения в данной сфере на пространстве СНГ:

Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, заключенного в Киеве 20 марта 1992 г. (далее - Киевское соглашение);

Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной в г.Минске 22 января 1993 г. (далее - Минская конвенция);

Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной в г.Кишиневе 7 октября 2002 г. (далее - Кишиневская конвенция);

Соглашения между Республикой Беларусь и Российской Федерацией о порядке взаимного исполнения судебных актов хозяйственных судов Республики Беларусь и арбитражных судов Российской Федерации, заключенного в г.Москве 17 января 2001 г. (далее - Соглашение о порядке взаимного исполнения судебных актов).

Вместе с тем порядок применения каждого из названных международных договоров имеет особенности, которые необходимо учитывать судам и субъектам хозяйственной (экономической) деятельности.

Исходя из содержания пп.3-4 ст.30 Венской конвенции о праве международных договоров, заключенной 23 мая 1969 г., государствами, одновременно являющимися участниками предыдущего и последующего международных договоров, предыдущий применяется в той мере, в какой его положения совместимы с положениями последующего договора. К отношениям двух государств применяется тот международный договор, участниками которого они оба являются.

Таким образом, каждый из приведенных международных договоров, регулируя аналогичные вопросы, в конкретном случае применяется в зависимости от его участников, особенности их норм и времени принятия. Следовательно, в случае если иностранное государство является участником нескольких из этих договоров, то к отношениям его резидентов с субъектами предпринимательской деятельности Республики Беларусь применяется международный договор, нормы которого носят более узкий характер. При одинаковом порядке регулирования правоотношений применяются нормы того международного договора, который был принят позднее.

Соглашение о порядке взаимного исполнения судебных актов является двусторонним, соответственно более приоритетным над многосторонними договорами и регулирует узкую сферу деятельности. Киевское соглашение определяет предметом своего регулирования споры, связанные с осуществлением хозяйственной деятельности. Минская и Кишиневская конвенции регламентируют более широкий спектр вопросов.

Если Киевское соглашение полностью посвящено деятельности хозяйственных судов, то к рассмотрению хозяйственных (экономических) споров нормы универсальных Минской и Кишиневской конвенций применяются лишь в части.

Общим для Киевского соглашения, Минской и Кишиневской конвенций среди прочего является то, что они устанавливают свою подведомственность и подсудность споров с участием иностранных лиц, регулируют вопросы применимого права, оказания правовой помощи, признания и приведения в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений, определяют язык взаимоотношений и порядок надлежащего оформления документов.

Сфера применения Киевского соглашения определена ст.1 и регулирует вопросы разрешения дел, вытекающих из договорных и иных гражданско-правовых отношений между хозяйствующими субъектами, их отношений с государственными и иными органами, а также исполнения решений по ним.

Пункт 3 ст.1 Минской конвенции устанавливает возможность применения ее норм к юридическим лицам, созданным в соответствии с законодательством Договаривающихся Сторон.

Кишиневская конвенция п.3 ст.1 прямо указывает, что в объект ее регулирования - гражданские дела включены также дела, касающиеся разрешения экономических споров. Такая формулировка понятия «гражданские дела», хотя и не соответствует законодательству Республики Беларусь, разделяющему гражданские и хозяйственные (экономические) споры, но упрощает порядок применения норм данной конвенции Договаривающимися Сторонами.

Таким образом, проанализировав нормы приведенных международных договоров, можно сделать вывод, что Киевское соглашение, Минская и Кишиневская конвенции относят рассматриваемые в установленном ими порядке споры к подведомственности хозяйственных судов Республики Беларусь.

Пункт 1 ст.4 Киевского соглашения определяет условия, при которых компетентный суд государства - участника СНГ вправе его применять к рассматриваемому спору. Однако перечень таких условий может быть расширен письменным соглашением Договаривающихся Сторон.

Установленный Киевским соглашением порядок определения подведомственности хозяйственного (экономического) спора сочетается с предусмотренным ст.235 Хозяйственного процессуального кодекса РБ (далее - ХПК) основным критерием отнесения дел к компетенции хозяйственных судов Республики Беларусь - наличие обстоятельств, предопределяющих связь спорного правоотношения или стороны (сторон) с территорией Республики Беларусь.

Так, например, Кассационная коллегия ВХС РБ рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества «С» на определение ВХС РБ об отказе в принятии искового заявления акционерного общества «С» к акционерному обществу «Ш» о взыскании 358 057 евро и установила следующее (примечание 1).

Высший Хозяйственный Суд своим определением отказал в принятии искового заявления, указав, что оно подано с нарушением правил подсудности, предусмотренных ст.49, 235 ХПК, поскольку обе стороны по спору являются иностранными юридическими лицами.

Акционерное общество «Ш» в отзыве на кассационную жалобу просит отказать в ее удовлетворении, сославшись, в частности, на то, что согласно ст.235 ХПК возможно рассмотрение дел с участием иностранных лиц, а не между иностранными лицами и что возникший спор не связан с представительством и имуществом АО «Ш», находящимся в Республике Беларусь.

Выслушав представителей АО «С» и АО «Ш», исследовав материалы по жалобе, Кассационная коллегия пришла к выводу, что определение суда подлежит отмене, поскольку в соответствии со ст.235 ХПК хозяйственные суды в Республике Беларусь рассматривают хозяйственные (экономические) споры и иные дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности с участием иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую и иную хозяйственную (экономическую) деятельность, при наличии любого из перечисленных в ней условий, в т.ч. если на территории Республики Беларусь находится имущество ответчика или если на территории Республики Беларусь находятся орган управления, филиал или представительство иностранного лица.

При этом нормы ХПК, в т.ч. ст.235 ХПК, устанавливающая компетенцию хозяйственных судов в Республике Беларусь по рассмотрению хозяйственных (экономических) споров и иных дел с участием иностранных лиц, не содержат условий, при которых одна из сторон спора, рассматриваемого хозяйственным судом, обязательно должна быть белорусским юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем или гражданином Республики Беларусь.

Таким образом, критерием отнесения дел к компетенции хозяйственных судов в соответствии со ст.235 ХПК является наличие обстоятельств, предопределяющих связь спорного правоотношения или стороны (сторон) с территорией Республики Беларусь, которыми, в частности, являются наличие у ответчика имущества или представительства на территории Республики Беларусь.

Киевским соглашением устанавливается также и исключительная подсудность по делам о праве собственности на недвижимое имущество по месту его нахождения; признании недействительными актов ненормативного характера государственных и иных органов, а также причиненных такими актами убытков по месту нахождения органа, вынесшего акты. Встречный иск и требование о зачете подаются по месту основного иска, что также является основанием исключительной компетенции.

Основания исключительной компетенции судов дополняют Минская и Кишиневская конвенции - иски к перевозчикам, вытекающие из договоров перевозки грузов, пассажиров и багажа, предъявляются по месту нахождения управления транспортной организации.

Минская и Кишиневская конвенции определяют вопросы подведомственности соответственно в ст.20-22, п.3 ст.42 и в ст.22-24, п.3 ст.45.

Вопросы применимого права названными международными актами регулируются аналогичным образом:

права и обязанности по сделке устанавливаются по законодательству места ее совершения, если иное не предусмотрено соглашением сторон;

к отношениям, вытекающим из права собственности, применяется законодательство места нахождения имущества: возникновение и прекращение права собственности или иного вещного права на имущество определяется по законодательству государства, на территории которого имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием возникновения или прекращения такого права;

возникновение и прекращение права собственности или иного вещного права на имущество, являющееся предметом сделки, обуславливается законодательством места совершения сделки, если иное не предусмотрено соглашением сторон;

права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, определяются по законодательству государства, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда.

Если существование и (или) содержание норм иностранного права, несмотря на принятые в соответствии со ст.26 ХПК меры, не установлены, хозяйственный суд применяет соответствующие нормы права Республики Беларусь.

Например, Кассационная коллегия ВХС РБ, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу ИП «С» на решение ВХС РБ по иску Литовско-словацкого акционерного общества «Г» (Литовская Республика) к ИП «С» о взыскании 35 090 долл. США, установила следующее (примечание 2).

Высший Хозяйственный Суд своим решением частично удовлетворил исковые требования Литовско-словацкого акционерного общества «Г» (далее - истец), взыскав с ИП «С» (далее - ответчик) 22 931,15 долл. США долга и 6 080 долл. США пени, а в остальной части иска отказал.

В кассационной жалобе ответчик просит принятое решение в части взыскания с ответчика 22 931,15 долл. США долга, 6 080 долл. США пени и 1 300 долл. США расходов по госпошлине отменить и вынести новое решение, которым в иске истцу будет отказано в связи с истечением срока исковой давности. В обоснование своей жалобы ответчик указал, что суд неправильно квалифицировал заключенный между сторонами договор от 11.06.2001 № 83 как договор купли-продажи, а не как договор подряда, одновременно посчитав дополнением к данному договору договор от 08.08.2002 № 129. С учетом этого ответчик также сослался на то, что суд неправильно определил применимое право к правоотношениям сторон и не применил исковую давность к требованиям истца.

Выслушав пояснения представителей лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, Кассационная коллегия пришла к следующим выводам.

Хозяйственными судами нормы иностранного права применяются в соответствии с нормами ст.26 ХПК.

Истец, указав в исковом заявлении, что к спорным правоотношениям сторон исходя из норм международного частного права Республики Беларусь и с учетом отсутствия соглашения сторон спора о применимом праве подлежит применению материальное право Литовской Республики, свои исковые требования обосновал нормами законодательства Республики Беларусь, сославшись на то, что официальных нормативных документов Литовской Республики, регулирующих данные правоотношения на русском языке в Литве нет, а их перевод и удостоверение может потребовать существенных расходов и занять значительное время. На основании изложенного истец, сославшись на то, что в соответствии со ст.26 ХПК установление норм иностранного права осуществляется как по инициативе самого суда, так и по инициативе лиц, участвующих в деле, указал, что к правоотношениям сторон по данному спору в силу части шестой ст.26 ХПК подлежит применению право Республики Беларусь.

Ответчик в суде первой инстанции в отзыве на иск свои возражения на исковые требования обосновывал со ссылкой на нормы права Республики Беларусь и не заявлял ходатайства о применении норм иностранного права, в связи с чем и в силу части шестой ст.26 ХПК хозяйственный суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о возможности применения к рассматриваемому спору права Республики Беларусь.

Исходя из вышеизложенного и в соответствии со ст.297 ХПК оснований для изменения или отмены решения Высшего Хозяйственного Суда не имеется.

Положения Минской и Кишиневской конвенций не разделяют понятий «оказание правовой помощи» и «исполнение решения». Первое включает в себя второе. Согласно же части второй ст.5 Киевского соглашения под взаимным оказанием правовой помощи подразумевается лишь вручение и пересылка документов, выполнение процессуальных действий.

В любом случае оказание правовой помощи происходит на основании поручения. Порядок оформления поручения об оказании правовой помощи установлен ст.7 Минской и Кишиневской конвенций. В силу части первой ст.6 Киевского соглашения и п.3 ст.7 Минской и Кишиневской конвенций основным требованием к нему является наличие официальной (гербовой) печати и подписи уполномоченного лица (руководителя судебного органа или судьи).

При оказании правовой помощи на основании международных договоров, в которых принимает участие Республика Беларусь, хозяйственные суды руководствуются формулярами, которые содержатся в приложениях к Методическим рекомендациям о рассмотрении хозяйственных (экономических) споров и иных дел с участием иностранных лиц, утвержденным постановлением Президиума ВХС РБ от 28.02.2007 № 12.

Обязательными требованиями к поручению об оказании правовой помощи и иным направляемым хозяйственными судами за границу документам являются: наличие подписи судьи и скрепления гербовой печатью; указание в разных документах различных номеров дела, названий и адресов сторон. Однако данные требования зачастую не выполняются, что служит основанием для возврата документов.

Исходя из норм Киевского соглашения, Минской и Кишиневской конвенций существует несколько вариантов порядка сношения Договаривающихся Сторон:

- путем обращения субъекта хозяйствования одной из Договаривающихся Сторон в компетентные органы других Договаривающихся Сторон;

- путем непосредственного сношения друг с другом центральных (Минская конвенция), территориальных компетентных судов или иных органов Договаривающихся Сторон (Киевское соглашение) либо как через центральные, так и через территориальные компетентные органы (Кишиневская конвенция).

Обращаясь в компетентные органы стран СНГ за оказанием правовой помощи или исполнением решения хозяйственного суда Республики Беларусь, субъекты предпринимательской деятельности вправе самостоятельно направлять необходимые документы в установленном международными договорами порядке либо по правилам Киевского соглашения и Кишиневской конвенции могут прибегнуть к помощи суда, вынесшего решение, а взаимодействие через ВХС РБ осуществляется только в случае применения Минской конвенции.

Согласно ст.2 Кишиневской и Минской конвенций граждане каждой из Договаривающихся Сторон и другие лица, проживающие на ее территории, освобождаются от уплаты и возмещения судебных и нотариальных пошлин и издержек, а также пользуются бесплатной юридической помощью на территориях других Договаривающихся Сторон на тех же условиях, что и собственные граждане. Данные льготы распространяются на все процессуальные действия, осуществляемые по гражданским, семейным и уголовным делам, включая исполнение решения или приговора.

Киевским соглашением такие льготы не предусмотрены, как и не установлен порядок возмещения расходов, связанных с оказанием правовой помощи.

Приведенную норму не следует понимать как возможность распространить льготы территории одной из Договаривающихся Сторон на территорию другой. Например, лицо, имея льготы на территории Республики Беларусь, не будет обладать таковыми на территории другой страны СНГ, если законодательство последней не предусматривает таковых для своих граждан и иных лиц, проживающих на ее территории.

Согласно ст.15 Кишиневской и Минской конвенций, ст.12 Киевского соглашения центральные учреждения юстиции Договаривающихся Сторон по запросу представляют друг другу сведения о действующем или действовавшем внутреннем законодательстве и практике его применения.

Таким образом, хозяйственные суды областей и г.Минска в рамках рассматриваемого дела вправе обратиться в компетентные органы стран СНГ с соответствующим запросом посредством Высшего Хозяйственного Суда.

В этом случае в силу ст.18 Минской конвенции и п.1 ст.18 Кишиневской конвенции Стороны сами несут расходы, возникшие на их территориях, и не имеют права требовать их возмещения.

В соответствии с условиями Киевского соглашения, Минской и Кишиневской конвенций при выполнении их норм стороны пользуются государственными языками Договаривающихся Сторон или русским языком.

Следовательно, необязательно переводить подлежащие направлению документы на русском языке на государственный язык другой Договаривающейся Стороны.

В Кишиневской и Минской конвенциях предусмотрен порядок признания и приведения в исполнение решения. Киевское соглашение ведет речь только о приведении в исполнение судебного постановления, т.е. устанавливает упрощенный порядок, исключая процедуру признания.

Стоит отметить, что ХПК не определяет возможность исполнения решения без проведения процедуры признания, что упраздняет предусмотренный Киевским соглашением механизм упрощенного порядка исполнения решения иностранного суда или иностранного арбитражного решения.

В Киевском соглашении, Минской и Кишиневской конвенциях наблюдаются различия в перечне необходимых для исполнения документов, в частности, существенным является наличие согласно Киевскому соглашению исполнительного документа. В этом случае в ходатайстве об исполнении решения на территории другого государства важно указать, в соответствии с какими нормами национального законодательства тот или иной документ носит характер исполнительного.

Доказательством извещения другой Стороны о процессе является подтверждение о вручении судебного поручения ответчику (третьему лицу). Конечно, наиболее удобным способом вручения извещения является его направление непосредственно адресату, минуя компетентные органы (суды). Вместе с тем в настоящее время такое извещение официально не признано надлежащим.

Отсутствие в приложении каких-либо документов не является основанием для отказа в признании и приведении в исполнение решения. В случае непредставления полного пакета документов суд оставляет заявление без движения и устанавливает срок для устранения обстоятельств, послуживших причиной для оставления заявления без движения; при непредставлении полного пакета документов в установленной срок суд возвращает заявление в соответствии с нормами своего законодательства.

В правовой помощи может быть отказано по основаниям, предусмотренным ст.244 ХПК.

Следует иметь в виду, что в международных договорах Республики Беларусь могут быть установлены и другие основания для отказа в оказании правовой помощи. Так, например, ст.59 Кишиневской и ст.55 Минской конвенций, ст.9 Киевского соглашения предусмотрены дополнительные основания для отказа в исполнении судебного постановления.

Упрощенный порядок исполнения решений хозяйственных (арбитражных) судов Республики Беларусь и Российской Федерации предусмотрен Соглашением о порядке взаимного исполнения судебных актов. Согласно ему упрощенность состоит в том, что судебные акты компетентных судов обоих государств не нуждаются в процедурах легализации и признания, они исполняются в таком же порядке, что и судебные акты судов своего государства. Единственной формальностью, необходимой независимо от национального законодательства каждой из Сторон для исполнения на территории другой Стороны исполнительного документа, является наличие на нем подписи судьи и гербовой печати компетентного суда.

Однако при применении данного Соглашения также возникают некоторые вопросы, касающиеся, в частности, срока предъявления исполнительного документа к исполнению.

Исходя из части второй ст.3 названного Соглашения, если взыскатель не располагает сведениями о наличии в банке или иной кредитной организации, обслуживающей должника, счета и о наличии на нем денежных средств или на счете должника недостаточно средств для погашения всей присужденной суммы долга, а также в иных случаях, исполнительный документ направляется взыскателем (или по его указанию банком либо иной кредитной организацией) судебному исполнителю (судебному приставу-исполнителю) для исполнения в соответствии с законодательством Стороны, на территории которой необходимо произвести исполнение.

Согласно Федеральному закону от 21.07.1997 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (в редакции Федерального закона от 23.12.2003) судебный пристав-исполнитель возвращает исполнительный документ взыскателю в 3-дневный срок со дня его поступления, если он направлен в соответствующее подразделение с нарушением срока предъявления его к исполнению, либо в суд или другой орган, выдавший исполнительный документ, в случае несоответствия его требованиям, предусмотренным данным Федеральным законом.

Законодательство Российской Федерации устанавливает 3-летний срок предъявления исполнительного документа к исполнению. Следовательно, чисто теоретически взыскатель Республики Беларусь вправе предъявить исполнительный документ для исполнения на территории Российской Федерации в течение 3 лет.

Вместе с тем абзацем восьмым ст.333 ХПК в качестве одного из реквизитов судебного приказа хозяйственного суда определен в т.ч. срок его действия.

Статья 337 ХПК сроком предъявления исполнительного документа к исполнению называет 6 месяцев со дня вступления судебного постановления в законную силу, или со дня окончания срока, установленного при отсрочке либо рассрочке его исполнения, или со дня вынесения определения хозяйственного суда о восстановлении пропущенного срока для предъявления исполнительного документа к исполнению.

Таким образом, субъекту предпринимательской деятельности, обратившемуся за исполнением исполнительного документа Республики Беларусь на территории Российской Федерации по истечении установленного ХПК 6-месячного срока предъявления исполнительного документа к исполнению, последний будет возвращен по установленному названным Федеральным законом основанию.

В данном случае у субъекта предпринимательской деятельности есть два выхода:

рассмотреть свою ситуацию на предмет применения к ней предусмотренных ст.338-340 ХПК инструментов;

прибегнуть к установленному международными договорами порядку исполнения судебного акта.

При реализации второго варианта следует учитывать, что Киевское соглашение, согласно п.«д» ст.9 которого срок давности предъявления решения к принудительному исполнению составляет 3 года, не может быть применено на том же основании, что и нормы российского законодательства, предусматривающие 3-летний срок предъявления к исполнению исполнительного документа.

Принимая во внимание, что Российская Федерация не является участником Кишиневской конвенции, единственным международным договором, в соответствии с которым возможно признание и приведение в исполнение судебного акта Республики Беларусь на территории Российской Федерации при невозможности его исполнения в предусмотренном Соглашением о порядке взаимного исполнения судебных актов порядке, является Минская конвенция.

Имеют место случаи, когда субъекты предпринимательской деятельности Республики Беларусь сталкиваются с проблемой несоблюдения судебными приставами-исполнителями Российской Федерации норм Соглашения о порядке взаимного исполнения судебных актов. Причем причины неисполнения исполнительных документов Республики Беларусь в сопроводительных письмах судебных приставов-исполнителей Российской Федерации, которыми возвращаются направленные для исполнения документы, как правило, не имеют правового обоснования, касающегося хозяйственного (арбитражного) процесса. В связи с этим в подобных случаях субъектам предпринимательской деятельности рекомендуется обжаловать решения или действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя в порядке, предусмотренном арбитражным процессуальным законодательством Российской Федерации.

К международным договорам, регулирующим вопрос исполнения судебного акта одного государства СНГ на территории другого, относится Соглашение о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территориях государств - участников Содружества, заключенное в г.Москве 6 марта 1998 г. Однако Республика Беларусь не является участником данного международного договора, следовательно, к судебным актам хозяйственных судов Республики Беларусь и к судебным актам государств - участников названного соглашения на территории Республики Беларусь таковой не может быть применен.

Отсутствие Республики Беларусь среди подписавших названное соглашение государств является принципиальным вопросом, так как данный международный договор предусматривает возможность бесспорного списания денежных средств должника на основании платежного документа взыскателя, что в силу нормативных правовых актов Республики Беларусь допускается лишь в строго определенных случаях, снимая предусмотренные законодательством ограничения бесспорного списания денежных средств со счетов субъектов предпринимательской деятельности Республики Беларусь, следовательно, противоречит интересам государства, которые являются приоритетными при заключении и применении любого из международных договоров.

Примечание 1. Постановление Кассационной коллегии ВХС РБ от 08.11.2005 № 01-17/340-5/05/1049К.

Примечание 2. Постановление Кассационной коллегии ВХС РБ от 25.01.2006 № 64-1/05/1435К. Хотя ни одна из сторон в приведенном деле не является субъектом предпринимательской деятельности страны СНГ, данный пример является показательным, поскольку носит общий характер.

29.02.2008 г.



Ольга Москалюк, главный специалист отдела законодательства
управления законодательства и международных отношений
Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь



От редакции: В Хозяйственный процессуальный кодекс РБ от 15.12.1998 № 219-3 на основании Закона РБ от 08.07.2008 № 395-З внесены изменения и дополнения.

Популярные новости
Курсы валют Национального Банка РБ
08.11.201809.11.2018
Евро 2.4219 2.425
Доллар США 2.1211 2.1219
Фунт стерлингов 2.7693 2.7823
Российский рубль 3.2157 3.2034
Украинская гривна 7.5889 7.5884
Польский злотый 5.6104 5.6424
Японская иена 0.18739 0.18665
Статистика
Правовые акты по году принятия