Судебная практика: Обзор судебной практики Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (дело № 307/02-02). Ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи товаров)



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ (ДЕЛО № 307/02-02). НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ДОГОВОРУ ПОСТАВКИ (МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТОВАРОВ)



Истец: акционерное общество «А» (Республика Беларусь)

Ответчик: фирма «В» (Республика Польша)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи товаров)

Применимое право: гражданское законодательство Республики Беларусь, Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.)

Состав арбитражного суда: единоличный арбитр

Дата вынесения решения: 22 января 2003 г.

По данному делу был заявлен и рассмотрен встречный иск.

Комментарий к решению

1. Если, несмотря на наличие предоплаты по договору купли-продажи товаров, продавец не поставил товар, он понуждается к исполнению обязательства в натуре. В случае невозможности взыскать товар в натуре взысканию подлежит его стоимость.

2. В случае если во внешнеэкономическом контракте предусмотрено взыскание неустойки за просрочку оплаты поставленного товара, указанная неустойка подлежит взысканию с виновной стороны.

3. В случае если подлежащая уплате договорная неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, состав суда вправе уменьшить размер данной неустойки.

4. Состав суда разрешает спор в соответствии с правом, которое стороны согласовали в качестве применимого посредством предъявления искового заявления и ответа на него.

5. Как средство защиты против первоначального иска ответчик по делу имеет право предъявить истцу встречный иск. Совместное рассмотрение обоих исков является обязательным, если встречный иск направлен к зачету или если удовлетворение встречного иска исключает полностью либо в части удовлетворение первоначального иска.

6. Убытки, понесенные одной стороной вследствие нарушения условий договора международной купли-продажи второй стороной, составляют сумму, равную ущербу, включая упущенную выгоду. При этом сторона, ссылающаяся на нарушение договора, должна принять такие меры, которые являются разумными при данных обстоятельствах для уменьшения ущерба, включая упущенную выгоду, возникающего вследствие нарушения договора. Если она не принимает таких мер, размер возмещаемых убытков может быть сокращен на сумму, на которую они могли быть уменьшены.

7. Стороне, в пользу которой вынесено решение, состав суда присуждает с другой стороны все понесенные ею необходимые расходы по делу. Если иск удовлетворен частично, расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных требований, а ответчику - пропорционально той части исковых требований, в которой отказано.

Решение

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев в г.Минске в помещении Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате в судебных заседаниях 12 июля 2002 г., 16 августа 2002 г., 10 сентября 2002 г., 14 октября 2002 г. и 28 октября 2002 г. дело № 307/02-02 по иску акционерного общества «А» (Республика Беларусь) к фирме «В» (Республика Польша) о понуждении к исполнению обязательства в натуре, поставке столовой посуды с символикой, на сумму 37 966,66 доллара США, о взыскании пени за просрочку его исполнения в сумме 173 127,97 доллара США, а также по встречному иску фирмы «В» к акционерному обществу «А» о возмещении ущерба в объеме задолженности, образовавшейся в результате неполучения предварительной оплаты в сумме 152 375,17 доллара США,


установил:

Позиции сторон

В исковом заявлении, поступившем в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате 31 января 2002 г., первоначальный истец указал, что между ним и ответчиком 6 ноября 2001 г. был заключен контракт № 300, согласно которому ответчик принял на себя обязательство продать столовую посуду с символикой на сумму 37 966,66 доллара США на условиях 100%-й предварительной оплаты.

По утверждению истца, он свои обязательства по контракту выполнил своевременно и в полном объеме. Стоимость товара в сумме 37 966,66 доллара США была оплачена 8 ноября 2001 г. платежным поручением № 1822. Ответчик же свои обязательства по контракту не выполнил. Несмотря на то, что товар следовало поставить в срок до 25 ноября 2001 г., до настоящего времени поставка не произведена.

Как указал далее истец, п.5.3 контракта установлено, что в случае просрочки поставки товара продавец уплачивает покупателю пеню в размере 2% от стоимости не поставленного товара за каждый день просрочки, что по состоянию на 28 января 2002 г. составило 48 597,32 доллара США за 64 дня просрочки. В связи с тем, что на день рассмотрения иска (12 июля 2002 г.) просрочка, по расчетам истца, составила 228 дней, пеня за просрочку исполнения обязательства увеличилась до 173 127,97 доллара США (ходатайство об увеличении исковых требований от 12 июля 2002 г.).

Поскольку принимаемые меры к урегулированию спора положительных результатов не дали, первоначальный истец просил понудить ответчика исполнить обязательство в натуре - поставить оплаченную столовую посуду с символикой и взыскать с ответчика пеню за просрочку исполнения обязательства в сумме 173 127,97 доллара США, а также возместить за счет ответчика расходы по арбитражному сбору.

В исковом заявлении в качестве правового основания своих требований первоначальный истец указал ст.7, 11, 288, 290, 291, 311, 372 ГК Республики Беларусь.

В ответе на исковое заявление от 5 июня 2002 г., поступившем в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате 12 июня 2002 г., первоначальный ответчик не оспаривал факт непоставки столовой посуды на сумму 37 966,66 доллара США, но иска не признал и указал следующее.

Кроме контракта № 300, заключенного 6 ноября 2001 г. между теми же сторонами и о таком же предмете с условием 100%-й предварительной оплаты, ранее (18 сентября 2001 г.) было заключено еще два контракта: контракт № 64 и контракт № 65, подписанные сторонами 21 сентября 2001 г. Общая сумма обоих контрактов составила 152 375,17 доллара США. Причем, по утверждению ответчика, заключению всех трех контрактов на поставку посуды предшествовало изучение рынка, по результатам которого истец по первоначальному иску выбрал посуду, ставшую впоследствии предметом контрактов. Были также определены количественные потребности в столовой посуде с символикой.

Ответчик также указал, что представителями сторон было принято решение начать изготовление посуды еще до поступления денежных средств от истца. Это решение основывалось на том, что срок изготовления посуды составляет более 60 дней, разрешенных законодательством Беларуси для поставки с даты оплаты. После получения устного заверения руководства истца о том, что деньги выделены, ответчик 24 сентября 2001 г. сделал изготовителю заказы № 1 и № 2 согласно прилагаемым к контрактам спецификациям. А 22 октября 2001 г. и 8 ноября 2002 г., то есть еще до поступления денег из Беларуси, ответчик произвел первые платежи изготовителю. Заказ был полностью выполнен изготовителем в срок до 30 октября 2001 г., и ответчик оплатил изготовителю продукцию на сумму всех трех контрактов, то есть на 190 341,83 доллара США.

В том, что заказ полностью выполнен и уже находится у продавца, представитель истца убедился во время командировки в декабре 2001 г. в Республику Польша.

Поскольку условием всех контрактов является 100%-я предоплата, а сумма первого контракта составляет 70 032,04 доллара США, то, по мнению ответчика, после поступления платежа на сумму 37 966,66 доллара США у него еще не возникла обязанность поставки. Тем более что из платежного поручения, как утверждал ответчик, не усматривалось, по какому контракту поступили деньги, и у него были все основания считать, что это часть платежа по первому контракту. Позже покупатель сообщил, что оплата произведена по третьему контракту.

Далее ответчик указал, что путем переговоров сторонам не удалось урегулировать возникшее недоразумение, и истец-покупатель предложил расторгнуть оба первых контракта. Поскольку заказ был полностью выполнен и оплачен, для ответчика это предложение явилось неприемлемым. Кроме того, учитывая специфичность товара, то есть наличие на нем символики, у ответчика также отсутствовала и возможность реализовать товар другому покупателю.

С учетом изложенного первоначальный ответчик просил в иске первоначальному истцу отказать.

Ответ на возражения первоначального ответчика от 12 июля 2002 г. поступил в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате 12 июля 2002 г. В нем первоначальный истец указал, что утверждение ответчика, будто из платежного поручения не усматривалось, по какому контракту поступили деньги, не соответствует действительности. Как отметил, в частности, истец, в платежном поручении от 8 ноября 2001 г. в графе «детали платежа» записано: «предоплата по дог. № 300 от 06.11.2001 за столовую посуду для собственных нужд». Данная запись, по мнению истца, содержит однозначное указание на то, по какому именно контракту произведена оплата. Переписка между истцом и ответчиком также позволяет с достоверностью установить тот факт, что ответчик принял поступившие денежные средства именно в оплату за товар по контракту от 6 ноября 2001 г. № 300.

30 июля 2002 г. в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате поступило встречное исковое заявление о взыскании задолженности. В нем истец по встречному иску тоже указал, что до контракта № 300 от 6 ноября 2001 г. между ним и ответчиком по встречному иску были заключены еще два контракта, в соответствии с которыми он должен был поставить столовую посуду на условиях 100%-й предоплаты, совершаемой ответчиком в течение 7 дней с момента подписания контрактов.

Таким образом, как указал истец, ответчик-покупатель, заключив три контракта на поставку столовой посуды на общую сумму 190 341,83 доллара США, исполнил свои обязательства только по одному из них на сумму 37 966,66 доллара США. По двум другим контрактам № 64 и № 65 на сумму 152 375,17 доллара США ответчик свои обязательства по перечислению денежных средств не выполнил, несмотря на то, что столовая посуда на общую сумму 190 341,83 доллара США была заказана и подготовлена к поставке.

По утверждению истца по встречному иску, по заявленным первоначальным истцом исковым требованиям сумма неустойки составляет 128% от стоимости товара, и это, по его мнению, дает право суду уменьшить ее размер в соответствии со ст.314 ГК Республики Беларусь. При этом сам первоначальный истец не исполняет свои обязательства по контрактам № 64 и № 65, что, по мнению истца по встречному иску, связано с тем, что п.3 дополнения к обоим контрактам, подписанного 26 октября 2001 г., исключает ответственность покупателя за ненадлежащее исполнение обязательства, но усиливает ответственность продавца.

С учетом изложенного истец по встречному иску просил взыскать с ответчика во исполнение обязательства по предварительной оплате по контрактам № 64 и № 65 задолженность на сумму 152 375,17 доллара США, а также возместить за счет ответчика расходы по арбитражному сбору.

В качестве правового основания своих требований истец по встречному иску указал ст.290, 291, 314, 457 ГК Республики Беларусь.

В ответах на встречный иск от 16 августа 2002 г. и от 16 августа 2002 г., а также в дополнении к этим ответам от 16 августа 2002 г., представленным в судебном заседании 16 августа 2002 г., ответчик по встречному иску не оспаривал факт заключения контрактов № 64 и № 65, но требования истца не признал и указал, что, по его мнению, первоначальный и встречный иски в данном случае не могут рассматриваться совместно, поскольку встречный иск не может исключить полностью или в части удовлетворение первоначального, так как основан на других контрактах. Встречные требования не могут быть направлены и к зачету, поскольку они не являются однородными с требованиями, заявленными в первоначальном иске.

По мнению ответчика по встречному иску, ходатайство польской фирмы об уменьшении размера неустойки за просрочку поставки товара по контракту № 300 от 6 ноября 2001 г. тоже является необоснованным, поскольку истец отказывается без каких-либо правовых оснований исполнять свое обязательство по поставке, хотя денежные средства по указанному выше контракту перечислены своевременно и в полном объеме. Как утверждал далее ответчик по встречному иску, нарушение истцом-продавцом своего обязательства влечет для ответчика-покупателя последствия в виде применения экономических санкций в соответствии с Указом Президента Республики Беларусь от 4 января 2000 г. № 7. Кроме того, продавец в течение 9 месяцев незаконно пользуется перечисленными за посуду денежными средствами, что причиняет ущерб интересам покупателя, так как за этот период покупатель мог бы получить прибыль от размещения данной суммы на депозитном вкладе в банке либо приобрести данный товар у другого, в том числе белорусского, производителя по более низкой цене.

Далее ответчик по встречному иску утверждал, что контракты с номерами № 1 и № 2 от 18.09.2001, которые истец определил в качестве основания исковых требований, не заключались и, следовательно, какие-либо обязательства по контрактам с такими номерами у ответчика перед истцом отсутствуют.

В дополнение к своим возражениям ответчик по встречному иску указал, что срок действия контрактов № 64 и № 65 истек 31 декабря 2001 г. Кроме того, в них было предусмотрено, что продавец продает, а покупатель покупает столовую посуду на общую сумму 152 375,17 доллара США на условиях 100%-й предварительной оплаты, причем наличие символики на посуде, являвшейся предметом данных контрактов, не предусматривалось.

Кроме того, по мнению ответчика по встречному иску, истец по этому иску вправе требовать оплату товара лишь в случае, если он осуществил встречное исполнение своего обязательства, то есть поставил посуду, несмотря на непредоставление обусловленной контрактами предварительной оплаты. Учитывая же, что истец поставку посуды по контрактам № 64 и № 65 не осуществлял, то, как полагает ответчик, требования о взыскании предварительной оплаты, заявленные во встречном иске, не основаны на законе.

14 октября 2002 г. в судебном заседании истцом по встречному иску были представлены: уточнение к исковому заявлению, дополнение к нему и предложения по заключению мирового соглашения.

В уточнении к исковому заявлению истец по встречному иску отметил, что во встречном исковом заявлении им допущена опечатка при указании номеров контрактов № 64 и № 65.

В дополнении к исковому заявлению истец по встречному иску указал, что 26 октября 2001 г. к контрактам № 64 и № 65 были подписаны дополнения, которыми был определен срок поставки посуды - до 20 ноября 2001 г. Подписание этих дополнительных соглашений, по мнению истца, еще раз подтвердило намерение ответчика приобрести посуду по контрактам № 64 и № 65.

Как указал далее истец по встречному иску, заказ на изготовление посуды по контрактам № 64 и № 65 им был сделан 24 сентября 2001 г., то есть еще до подписания контракта № 300 от 6 ноября 2001 г. Он также произвел оплату этой посуды изготовителю и подготовил ее к поставке. Срок изготовления заказа, установленный заявкой - 30 октября 2001 г. 19 ноября 2001 г. изготовитель, фарфоровая фабрика, уведомила истца по встречному иску о готовности заказа.

Как утверждал далее истец по встречному иску, хотя 8 ноября 2001 г. ответчик оплатил лишь заказ по контракту № 300 в сумме 37 966,66 доллара США, он (истец) вынужден был вывезти от изготовителя всю посуду и арендовать помещение для ее складирования. Для этого 3 января 2002 г. был заключен договор аренды. По утверждению истца, его расходы за девять месяцев аренды складских помещений составили 123 030,9 польского злотого. При этом он также полностью рассчитался с фарфоровой фабрикой за изготовленную посуду, то есть уплатил ей 560 387,28 польского злотого.

Таким образом, по мнению истца по встречному иску, его убытки, связанные с выполнением обязательств по контрактам № 64 и № 65, составили 683 418,18 польского злотого. На этом основании он подтвердил свои требования о взыскании с ответчика 152 375,17 доллара США и возмещении за счет ответчика расходов по уплате арбитражного сбора в сумме 3533,25 доллара США.

В предложении по заключению мирового соглашения истец по встречному иску назвал следующий вариант мирового соглашения: он поставляет ответчику столовую посуду с символикой по всем трем контрактам на общую сумму 190 341,83 доллара США в оговоренный сторонами срок, а ответчик оплачивает полученный товар в течение 14 дней с момента его поставки.

28 октября 2002 г. в судебное заседание ответчиком по встречному иску были представлены возражения на дополнение к исковому заявлению от 28 октября 2002 г.

По мнению ответчика по встречному иску, представленные истцом копии кассовых ордеров и другие приложенные к дополнению документы не заверены надлежащим образом и поэтому не могут являться доказательством понесенных истцом убытков.

Кроме того, ответчик по встречному иску подтвердил свою позицию относительно того, что истец-продавец, по его мнению, вправе потребовать оплаты товара по контрактам № 64 и № 65 лишь в случае, если он осуществил встречное исполнение своего обязательства, то есть поставил посуду, несмотря на отсутствие обусловленной контрактами предварительной оплаты.

С учетом изложенного ответчик по встречному иску просил суд в иске истцу отказать. Он подтвердил также свои требования, заявленные в первоначальном иске.

Компетенция суда

Подсудность спора Международному арбитражному суду при Белорусской торгово-промышленной палате предусмотрена контрактом № 300 от 6 ноября 2001 г., а также дополнениями к контрактам № 64 и № 65. Так, согласно п.7.1 контракта № 300 все споры по настоящему контракту разрешаются путем переговоров между сторонами. В случае если стороны не придут к соглашению, то дело подлежит передаче для рассмотрения в Международном арбитражном суде при Белорусской торгово-промышленной палате в соответствии с его регламентом. Согласно п.7.1 контракта № 64 и п.7.1 контракта № 65 в редакции дополнений к указанным контрактам, подписанных 26 октября 2001 г., все споры по ним разрешаются путем переговоров между сторонами; в случае если стороны не придут к соглашению, дело подлежит передаче для рассмотрения в Международном арбитражном суде при Белорусской торгово-промышленной палате.

Действительность арбитражного соглашения подтверждена первоначальным истцом в исковом заявлении от 28 января 2002 г. и первоначальным ответчиком в ответе на исковое заявление от 5 июня 2002 г., а также в ходатайстве об отложении судебного разбирательства, представленном в судебное заседание 12 июля 2002 г. Представители сторон подтвердили компетенцию суда, о котором идет речь, и в ходе судебного разбирательства.

В соответствии со ст.11 Закона Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. «О международном арбитражном (третейском) суде», ст.4 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате арбитражное соглашение считается заключенным, в частности, если содержится в документе, подписанном сторонами. Кроме того, в соответствии с п.2 ст.25 Регламента в случае, если встречный иск направлен к зачету или если удовлетворение встречного иска исключает полностью либо в части удовлетворение первоначального иска, совместное рассмотрение первоначального и встречного исков является обязательным.

Таким образом, суд считает, что сторонами в требуемой письменной форме заключено арбитражное соглашение о рассмотрении возникшего спора в Международном арбитражном суде при Белорусской торгово-промышленной палате.

Применимое право

Контракт № 300, равно как и контракты № 64 и № 65, не содержит указания на право, которое подлежит применению при разрешении споров между сторонами.

Первоначальный истец в исковом заявлении от 28 января 2002 г. указал, что применимым правом к условиям контракта № 300 является право Республики Беларусь. Это, по его мнению, обусловлено тем, что контракт заключен в городе Минске и его условиями не предусмотрено подчинение отношений по нему законодательству определенной страны. При таких обстоятельствах, как считает первоначальный истец, в силу положений Договора между Республикой Беларусь и Республикой Польша о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным, трудовым и уголовным делам от 26 октября 1994 г. применимым является законодательство Республики Беларусь.

Первоначальный ответчик в ответе на исковое заявление (исх. № 001 от 5 июня 2002 г.) и во встречном исковом заявлении также указал на необходимость применения к контрактам № 300, № 64 и № 65 права Республики Беларусь.

Необходимость применения к условиям контрактов № 300, № 64 и № 65 права Республики Беларусь была подтверждена сторонами и в ходе судебного заседания.

В соответствии со ст.36 Закона Республики Беларусь «О международном арбитражном (третейском) суде» суд разрешает спор в соответствии с правом, которое стороны избрали в качестве применимого к существу спора. При этом, если стороны не договорились об ином, суд применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми.

Согласно п.1 ст.38 Договора между Республикой Беларусь и Республикой Польша о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным, трудовым и уголовным делам, подписанного 26 октября 1994 г. в г.Минске, обязательства из договорных отношений регулируются законодательством той Договаривающейся Стороны, на территории которой заключен договор, если участники обязательственных отношений не подчиняют эти отношения избранному ими законодательству.

Контракты № 300, № 64 и № 65 заключены в городе Минске (Республика Беларусь), и их условиями не предусмотрено подчинение отношений по ним законодательству определенной страны. Следовательно, к указанным контрактам подлежит применению право Республики Беларусь.

Кроме того, стороны являются субъектами государств-участников Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.), и в силу ст.1 Конвенции к их отношениям подлежит применению данная Конвенция. При этом в соответствии со ст.6 ГК Республики Беларусь нормы гражданского права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, вступивших в силу, являются частью действующего на территории Республики Беларусь гражданского законодательства и подлежат непосредственному применению.

В соответствии со ст.12 Закона Республики Беларусь «О международном арбитражном (третейском) суде», если стороны предусмотрели в арбитражном соглашении передачу спора на рассмотрение постоянно действующего арбитражного суда, то таким образом при отсутствии соглашения об ином они согласовали и порядок рассмотрения спора в соответствии с арбитражным регламентом этого суда. Поскольку стороны избрали для разрешения спора Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, процессуальные правила рассмотрения спора определяются Регламентом этого Международного арбитражного суда.

Производство по делу

Исковое заявление поступило в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате 31 января 2002 г.

4 февраля 2002 г. Председателем Международного арбитражного суда при БелТПП вынесено определение о принятии дела к производству.

3 мая 2002 г. ответчик обратился в Международный арбитражный суд при БелТПП с просьбой о продлении срока для подачи дополнительного ответа на исковое заявление. Определением Председателя Международного арбитражного суда при БелТПП от 10 мая 2002 г. данная просьба была удовлетворена, и ответчику был предоставлен дополнительный срок для предоставления ответа на исковое заявление до 5 июня 2002 г.

Ответ на исковое заявление поступил в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате 12 июня 2002 г.

Суд сформирован в соответствии с Регламентом Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате. В соответствии с п.1 ст.5 Регламента спор разрешается Международным арбитражным судом в составе одного или трех арбитров. Количественный состав суда определяется соглашением сторон, а при отсутствии такого соглашения включает трех арбитров. Согласно ст.6 Регламента, если стороны договорились о разрешении спора единоличным арбитром, они называют избранных ими по взаимному согласию конкретных лиц в качестве основного и запасного арбитров.

В исковом заявлении первоначальный истец заявил об избрании им в качестве основного арбитра В., запасного - П. В ответе на исковое заявление первоначальный ответчик согласился с этим. Спор рассмотрен основным единоличным арбитром В.

Заседание суда по делу было назначено на 12 июля 2002 г. Истец и ответчик были надлежащим образом уведомлены о времени и месте рассмотрения дела. Уведомление о времени и месте проведения судебного заседания было направлено в адрес истца заказным письмом с уведомлением о вручении 20.06.2002 и получено им 21.06.2002, что подтверждается почтовым уведомлением о вручении. В адрес ответчика уведомление было направлено также заказным письмом с уведомлением о вручении 20.06.2002 и получено им 25.06.2002, что подтверждается имеющимся в материалах дела почтовым уведомлением о вручении № 756/1.

В заседании суда, состоявшемся 12 июля 2002 г., интересы первоначального истца представляла юрист (доверенность от 18 января 2002 г.). По ее просьбе к участию в судебном заседании в качестве специалиста был допущен начальник отдела по организации снабжения. Интересы первоначального ответчика представляли гражданин Республики Польша Р. (надлежащим образом удостоверенная и переведенная на русский язык доверенность от 8 июля 2002 г. в материалах дела) и адвокат С. (доверенность от 10 июля 2002 г.).

В судебном заседании представителями сторон были заявлены ходатайства. Представитель истца заявила ходатайство об увеличении исковых требований до 211 094,63 доллара США, в том числе о понуждении ответчика исполнить обязательство в натуре - на сумму 37 966,66 доллара США, и о взыскании пени за просрочку исполнения обязательства - в сумме 173 127,97 доллара США. Увеличение исковых требований представитель истца мотивировала тем, что на день рассмотрения иска увеличилось количество дней просрочки поставки товара, и, соответственно, вырос размер пени за эту просрочку. Представители ответчика заявили ходатайство об отложении судебного разбирательства, указав в качестве причины подготовку предъявления встречного искового заявления. Ходатайства сторон арбитром были удовлетворены. С учетом пожеланий сторон слушание по делу было отложено на 16 августа 2002 г.

30 июля 2002 г. в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате от первоначального ответчика поступило встречное исковое заявление, которое в силу п.2 ст.25 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате было принято к производству единоличным арбитром.

Встречное исковое заявление было получено лично представителем истца 31.07.2002.

Второе заседание суда состоялось 16 августа 2002 г. В судебном заседании интересы сторон представляли те же лица, что и в первом заседании.

Представитель первоначального истца заявила ходатайство о приобщении к материалам дела возражений против встречного иска фирмы «В». Ходатайство арбитром было удовлетворено.

В процессе исследования представленных сторонами письменных доказательств и в результате анализа пояснений, сделанных сторонами, у суда возникла необходимость в исследовании дополнительных материалов. Сторонам было предложено представить эти материалы, и с учетом их пожелания слушание по делу было отложено на 10 сентября 2002 г.

10 сентября 2002 г. в третье судебное заседание явилась та же представитель первоначального истца (доверенность от 18 января 2002 г.). По ее просьбе к участию в судебном заседании в качестве специалиста был допущен начальник отдела по организации снабжения истца. Представитель истца передала суду запрошенные им дополнительные письменные материалы.

Представители первоначального ответчика в судебное заседание не явились по уважительной причине, о чем суд был уведомлен письменным ходатайством об отложении слушания дела, поступившим от него 9 сентября 2002 г. В связи с этим с учетом мнения представителя истца слушание по делу было отложено на 14 октября 2002 г.

Уведомление о времени и месте проведения судебного заседания, а также представленные первоначальным истцом дополнительные материалы были направлены в адрес первоначального ответчика заказным письмом с уведомлением о вручении 16.09.2002 и получены им 23.09.2002, что подтверждается почтовым уведомлением о вручении.

14 октября 2002 г. состоялось четвертое судебное заседание. В этом судебном заседании интересы первоначального истца представляла ведущий юрисконсульт отдела договорной и правовой работы, предъявившая составу суда доверенность от 05.01.2002 (копия имеется в материалах дела). В судебном заседании в качестве специалиста на стороне первоначального истца участвовал также упомянутый выше начальник отдела по организации снабжения. Интересы первоначального ответчика снова представляли гражданин Республики Польша Р. и адвокат С.

Представители первоначального ответчика заявили ходатайство о приобщении к материалам дела уточнений и дополнений к встречному исковому заявлению, а также их предложений по заключению мирового соглашения. В связи с заявленными ходатайствами и дополнительно представленными первоначальным ответчиком материалами представитель первоначального истца заявила ходатайство об отложении слушания по делу, мотивировав это необходимостью изучения этих материалов. Ходатайства сторон арбитром были удовлетворены. С учетом пожелания сторон слушание по делу было отложено на 28 октября 2002 г.

28 октября 2002 г. состоялось пятое судебное заседание. В этом судебном заседании интересы сторон опять представляли лица, принимавшие участие в четвертом судебном заседании.

Представитель первоначального истца заявила ходатайство о приобщении к материалам дела возражений на дополнение к встречному исковому заявлению, а также изложила причины, по которым первоначальный истец считает невозможным заключение мирового соглашения. Ходатайство было удовлетворено, а изложенные причины приняты к сведению.

Представители истца по встречному иску уточнили предмет иска и сформулировали его как требование о возмещении ущерба в объеме задолженности, образовавшейся в результате неполучения предварительной оплаты в размере 152 375,17 доллара США.

В этом судебном заседании исследование доказательств было завершено.

Обоснование решения

Заслушав представителей сторон, исследовав имеющиеся по делу письменные доказательства, суд считает установленным следующее.


А. По первоначальному иску.



Первоначальный истец (покупатель) и первоначальный ответчик (продавец) 6 ноября 2001 г. заключили контракт № 300, согласно которому продавец принял на себя обязательство продать покупателю столовую посуду с символикой в количестве, ассортименте, по ценам согласно приложению 1 к указанному контракту на общую сумму 37 966,66 доллара США.

Согласно п.5.1 контракта № 300 платеж за товар должен был осуществляться на условиях 100%-й предоплаты на расчетный счет продавца в течение 8 дней с момента подписания сторонами контракта. Истец свои обязательства по контракту выполнил своевременно и в полном объеме. Стоимость товара в сумме 37 966,66 доллара США была оплачена 8 ноября 2001 г., что подтверждается платежным поручением № 1822. Факт оплаты не оспаривает и ответчик. В то же время в ответе на исковое заявление от 5 июня 2002 г. ответчик указал, что из платежного поручения не усматривалось, по какому контракту поступили деньги, и у него были все основания считать, что эта сумма является частью платежа по одному из контрактов, заключенных сторонами ранее. В обоснование своих возражений ответчик сослался на банковскую выписку по его счету за 9 ноября 2001 г., подтверждающую поступление 37 966,66 доллара США и не содержащую информации относительно того, по какому контракту поступили деньги.

Состав суда не может согласиться с доводами ответчика исходя из следующего. В платежном поручении от 8 ноября 2001 г. № 1822 в графе «детали платежа» записано: «предоплата по дог. № 300 от 06.11.2001 за столовую посуду для собственных нужд». Данная запись однозначно подтверждает, что истец дал поручение банку произвести оплату именно по контракту № 300 от 6 ноября 2001 г. Копия электронного банковского документа SWIFT от 9 ноября 2001 г. подтверждает, что банк плательщика выполнил инструкции последнего в строгом соответствии с его платежным поручением и перечислил денежные средства в сумме 37 966,66 доллара США как предоплату по контракту № 300 от 6 ноября 2001 г. Тот факт, что ответчик принял поступившие денежные средства именно в оплату за товар по контракту № 300 от 6 ноября 2001 г., позволяют установить и другие имеющиеся в деле доказательства, в частности, письма ответчика, направленные акционерному обществу «А» 22 ноября 2001 г., 28 декабря 2001 г., 3 января 2002 г., 28 января 2002 г, 5 февраля 2002 г., 27 марта 2002 г. Во встречном исковом заявлении, поступившем в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате 30 июля 2002 г., а также в ходе судебного разбирательства первоначальный ответчик признал факт принятия им денежных средств в сумме 37 966,66 доллара США в оплату по контракту № 300 от 6 ноября 2001 г. и в дальнейшем не оспаривал этого.

Согласно п.3.2 контракта № 300 ответчик должен был осуществить поставку до 25 ноября 2001 г., однако свои обязательства ко дню судебного разбирательства не выполнил.

В соответствии со ст.30 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. продавец обязан поставить товар, передать относящиеся к нему документы и передать право собственности на товар в соответствии с требованиями договора и Конвенции. Если договор устанавливает или позволяет определить период времени для поставки, продавец должен поставить товар в любой момент в пределах этого периода (ст.33«b» Конвенции). В свою очередь, покупатель вправе потребовать исполнения продавцом его обязательств (п.1 ст.46 Конвенции). При таких обстоятельствах суд считает требование первоначального истца о понуждении первоначального ответчика исполнить обязательство в натуре - поставить по контракту № 300 от 6 ноября 2001 г. оплаченную столовую посуду с символикой на сумму 37 966,66 доллара США - обоснованным и подлежащим удовлетворению.

В соответствии с п.5.3 контракта № 300 в случае просрочки поставки товара продавец должен уплатить покупателю пеню в размере 2% от стоимости непоставленного товара за каждый день просрочки. По состоянию на 12 июля 2002 г., то есть на дату начала рассмотрения дела, продукция продавцом не была поставлена, и просрочка составила 228 дней. В связи с этим первоначальный истец просил взыскать пеню за просрочку исполнения обязательства в размере 173 127,97 доллара США.

Первоначальный ответчик просил суд применить ст.314 ГК и уменьшить размер пени как явно несоразмерный последствиям нарушения обязательства. Суд считает, что требование первоначального истца о взыскании пени подлежит удовлетворению частично исходя из следующего.

В соответствии с частью первой ст.314 ГК, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Таким образом, основанием для уменьшения размера неустойки является ее явная несоразмерность последствиям нарушения обязательства.

В соответствии с частью второй п.4 постановления Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 8 августа 2002 г. № 24 «О некоторых вопросах применения хозяйственными судами статьи 314 Гражданского кодекса Республики Беларусь» к последствиям нарушения обязательства может быть отнесено неполучение истцом имущества. В данном случае истцом не получено имущество, столовая посуда, на сумму 37 966,66 доллара США.

Согласно части третьей п.4 названного постановления Президиума Высшего Хозяйственного Суда критериями для установления несоразмерности могут быть чрезвычайно высокий процент неустойки, установленный в договоре; значительное превышение суммы неустойки над суммой возможных убытков (в том числе превышение суммы неустойки над суммой невозвращенного долга).

Как видно из материалов дела (ответ на встречное исковое заявление от 16 августа 2002 г.), а также было подтверждено представителем первоначального истца в ходе судебного разбирательства, закрепление в контракте № 300 пени в размере 2% от стоимости не поставленного товара за каждый день просрочки обусловлено необходимостью застраховать истца от возможных убытков в случае применения к нему экономических санкций в соответствии с Указом Президента Республики Беларусь от 4 января 2000 г. № 7 «О совершенствовании порядка проведения и контроля внешнеторговых операций». О возможности применения к первоначальному истцу экономических санкций за нарушение сроков проведения внешнеторговой операции был осведомлен и первоначальный ответчик, что было признано его представителями в ходе судебного разбирательства.

Действительно, п.2.11 Указа Президента Республики Беларусь от 4 января 2000 г. № 7 предусмотрено, что за несанкционированное превышение сроков проведения внешнеторговых операций к юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям Республики Беларусь применяются экономические санкции в размере до 2% не полученных в установленный срок денежных средств (стоимости не полученных в установленный срок товаров, не выполненных работ, не оказанных услуг) за каждый день превышения срока, но не более суммы не полученных в установленный срок денежных средств (стоимости не полученных в установленный срок товаров, не выполненных работ, не оказанных услуг). Соответственно, первоначальный истец мог застраховать себя от возможных убытков, включив в контракт такой размер ответственности. В то же время названным Указом установлен верхний предел санкций - «не более суммы неполученных в установленный срок товаров». При таких обстоятельствах возможные убытки первоначального истца в случае применения к нему экономических санкций не превысят 37 966,66 доллара США, то есть стоимости не полученных в срок товаров. Размер же требуемой первоначальным истцом пени составляет 456% от стоимости неполученного товара. Очевидно, что при таких обстоятельствах пеня не может рассматриваться ни как средство обеспечения исполнения должником своего обязательства, ни как гражданско-правовая санкция, применяемая к должнику в случае неисполнения им обязательства, а выступает как средство обогащения кредитора.

Учитывая, что ст.7 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров в качестве одного из принципов международной торговли, которым необходимо руководствоваться при применении Конвенции, закрепляет принцип добросовестности, суд считает, что подлежащая взысканию с первоначального ответчика сумма пени не должна являться средством обогащения первоначального истца и быть соразмерной последствиям нарушения обязательства. С учетом вышеизложенного суд считает, что подлежащей взысканию следует признать пеню в размере 37 966,66 доллара США, увеличенную на 10% годовых с учетом сформировавшейся на финансовом рынке Республике Беларусь и приближенной к максимальной годовой ставке по валютным депозитам, то есть 41 763,33 доллара США.


Б. По встречному иску.



Кроме контракта № 300 от 6 ноября 2001 г., сторонами было заключено еще два контракта: контракт № 64 на поставку посуды на сумму 70 032,04 доллара США и контракт № 65 на поставку посуды на сумму 82 343,13 доллара США. Оба контракта были подписаны 21 сентября 2001 г., то есть за семь недель до подписания контракта № 300. Общая сумма обоих контрактов составила 152 375,17 доллара США. Условия оплаты по контрактам такие же, как и по контракту № 300: 100%-я предоплата на счет продавца в течение 7 дней с момента подписания контракта.

Вместе с тем, заключив три контракта на поставку столовой посуды на общую сумму 190 341,83 доллара США, покупатель исполнил свои обязательства только по одному из них, № 300, оплатив 37 966,66 доллара США; по контрактам № 64 и № 65 покупатель свои обязательства по перечислению денежных средств не исполнил. В связи с этим продавец обратился к покупателю со встречным иском о возмещении ущерба в объеме задолженности, образовавшейся в результате неполучения предварительной оплаты в сумме 152 375,17 доллара США.

В ответе на встречное исковое заявление от 16 августа 2002 г. ответчик по встречному иску возражал против совместного рассмотрения обоих исков, мотивировав это тем, что встречное исковое заявление не отвечает требованиям п.2 ст.25 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате.

В соответствии с п.1 ст.13 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате одним из принципов разрешения спора является равенство прав сторон. При этом каждой стороне представляются равные возможности для обоснования своих требований и возражений, защиты своих прав (п.3 ст.13 Регламента). Согласно п.1 ст.25 Регламента как средство защиты против первоначального иска ответчик по делу имеет право предъявить истцу встречный иск. Совместное рассмотрение обоих исков является обязательным, если встречный иск направлен к зачету или если удовлетворение встречного иска исключает полностью либо в части удовлетворение первоначального иска (п.2 ст.25 Регламента).

Кроме того, в соответствии с п.2 ст.13 Регламента Международный арбитражный суд руководствуется принципами хозяйственного процессуального законодательства Республики Беларусь, которые не противоречат принципам, изложенным в п.1 ст.13 Регламента. В силу же ст.127 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь совместное рассмотрение встречного иска с первоначальным является обязательным также и в случае, если между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению спора.

Как следует из встречного искового заявления, по всем трем контрактам продавец продает, а покупатель покупает столовую посуду на одинаковых условиях - 100%-я предоплата. Спецификации ко всем трем контрактам свидетельствуют о том, что предмет их одинаков и отличается лишь количеством. Как следует также из материалов дела и было подтверждено представителями истца по встречному иску в ходе судебного разбирательства, одним из мотивов неисполнения истцом по встречному иску его обязанностей по поставке товара по контракту № 300 является неисполнение ответчиком по встречному иску обязанностей по предварительной оплате по контрактам № 64 и № 65. Таким образом, очевидно, что между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь.

Кроме того, как в первоначальном, так и во встречном исковом заявлении присутствуют требования о взыскании денежных средств, являющиеся однородными. Соответственно, в силу ст.381 ГК Республики Беларусь удовлетворение этих встречных требований влечет их зачет.

В связи с вышеизложенным суд не может согласиться с возражениями ответчика по встречному иску против совместного рассмотрения первоначального и встречного исков.

Не могут быть признаны судом как обоснованные и доводы ответчика по встречному иску, изложенные им в дополнении к возражениям на исковое заявление от 16 августа 2002 г. В частности, по утверждению ответчика, наличие символики на посуде, являвшейся предметом контрактов № 64 и № 65, в самих контрактах не предусмотрено. Однако, по мнению суда, это обстоятельство не имеет существенного значения для разрешения спора исходя из следующего.

Во-первых, спецификации всех трех контрактов, подписанные сторонами, содержат одинаковые наименования товаров с одинаковой стоимостью, что подтверждает единство предмета этих контрактов. Во-вторых, вплоть до судебного разбирательства покупателем продавцу не заявлялись требования о несоответствии товара договору, хотя ему была предоставлена возможность осмотра товара. Как видно из представленного представителем ответчика по встречному иску Отчета о командировке на фирму «В» начальника отдела маркетинговых исследований акционерного общества «А», представитель покупателя осматривал продукцию на складе продавца и не высказал при этом замечаний относительно того, что товар не соответствует договору. А в силу ст.39 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров покупатель утрачивает право ссылаться на несоответствие товара, если он не дает продавцу извещения, содержащего данные о характере несоответствия, в разумный срок после того, как оно было или должно было быть обнаружено покупателем.

Более того, письма акционерного общества «А», адресованные фирме «В» от 29 ноября 2001 г., от 19 декабря 2001 г., свидетельствуют об истинной причине неоплаты покупателем продукции и его желании расторгнуть контракты № 64 и № 65: тяжелое финансовое положение. Но именно эти причины в силу ст.49 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров не дают права покупателю заявить о расторжении контрактов. В соответствии же со ст.291 ГК Республики Беларусь односторонний отказ от исполнения обязательства недопустим. Поскольку продавец не согласился с расторжением контрактов, указанные ответчиком по встречному иску основания не могут быть приняты во внимание для одностороннего отказа от исполнения обязательств.

Не может суд согласиться и с утверждением ответчика по встречному иску о том, что истец по встречному иску мог требовать оплаты товара по контрактам № 64 и № 65 только в том случае, если бы он поставил товар по этим контрактам.

В соответствии со ст.59 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров покупатель обязан уплатить цену за товар в день, который установлен или может быть определен согласно договору и Конвенции, без необходимости какого-либо запроса или выполнения каких-либо формальностей со стороны продавца. При этом продавец может потребовать от покупателя уплаты цены, если только продавец не прибег к средству правовой защиты, не совместимому с таким требованием (ст.62 Конвенции).

Контрактами № 64 и № 65 предусмотрено, что платеж за товар осуществляется на условиях 100%-й предварительной оплаты на счет продавца в течение 7 дней с момента их подписания. Следовательно, истец по встречному иску мог потребовать от ответчика уплаты цены и без встречного исполнения обязательства со стороны ответчика - поставки товара. Но в то же время данное требование могло быть заявлено истцом только в период действия указанных контрактов, то есть до 31 декабря 2001 г. Данный вывод суд основывает на п.1 ст.81 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров, предусматривающем, что расторжение договора освобождает обе стороны от их обязательств по договору при сохранении права на взыскание могущих подлежать возмещению убытков. При этом в силу п.2 ст.7 Конвенции и в соответствии с п.1 ст.5 ГК Республики Беларусь суд считает возможным использовать аналогию закона и применить к контракту, прекратившему свое действие в силу истечения срока, положения п.1 ст.81 Конвенции о контракте, который расторгнут сторонами, поскольку последствия этих юридических фактов по существу являются сходными.

Таким образом, в силу п.1 ст.81 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров истец по встречному иску мог потребовать возмещения ущерба в объеме задолженности, образовавшейся в результате неполучения предварительной оплаты.

Указанное требование истца может быть удовлетворено судом лишь частично в силу следующего.

В соответствии со ст.74 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров убытки за нарушение договора одной из сторон составляют сумму, равную тому ущербу, включая упущенную выгоду, который понесен другой стороной вследствие нарушения договора. При этом в соответствии со ст.77 Конвенции сторона, ссылающаяся на нарушение договора, должна принять такие меры, которые являются разумными при данных обстоятельствах для уменьшения ущерба, включая упущенную выгоду, возникающего вследствие нарушения договора. Если она не принимает таких мер, то нарушившая договор сторона может потребовать сокращения возмещаемых убытков на сумму, на которую они могли быть уменьшены.

Как видно из материалов дела и было подтверждено сторонами в ходе судебного разбирательства, производителем столовой посуды, являвшейся предметом контрактов, заключенных между истцом и ответчиком, была фарфоровая фабрика (Республика Польша). Истцом по встречному иску на данной фабрике были размещены заказы на изготовление посуды и производились оплаты этих заказов, соответственно 25 октября 2001 г., 8 ноября 2001 г., 19 ноября 2001 г., 20 ноября 2001 г., 22 декабря 2001 г., 28 декабря 2001 г., 29 декабря 2001 г., 24 января 2002 г. и 22 февраля 2002 г., всего на общую сумму 560 387,28 польского злотого.

В то же время суд отмечает, что уже 29 ноября 2001 г. для истца по встречному иску очевидной стала позиция ответчика, заключающаяся в его нежелании исполнять обязательства по контрактам № 64 и № 65. Это подтверждается платежом на сумму 37 966,66 доллара США, произведенным ответчиком по встречному иску 8 ноября 2001 г. по контракту № 300, который был заключен намного позже контрактов № 64 и № 65, письмом истца по встречному иску от 22 ноября 2001 г., которое адресовано ответчику и в котором истец констатирует факт оплаты по контракту № 300 и отсутствие оплаты по контрактам № 64 и № 65, и, наконец, письмом ответчика по встречному иску от 29 ноября 2001 г., которое адресовано истцу и в котором ответчик недвусмысленно заявляет о своем нежелании исполнять контракты 64 и № 65. Несмотря на это, истец по встречному иску не предпринял разумных при данных обстоятельствах мер, которые бы уменьшили его затраты по контрактам № 64 и № 65.

Учитывая вышеизложенное, состав суда считает необходимым для определения размера ущерба, понесенного истцом по встречному иску, принять во внимание только платежи по заказам, осуществленные им до 29 ноября 2001 г., а именно: 25 октября 2001 г. - 40 000 польских злотых, что подтверждается копией платежного поручения от 25 октября 2001 г. и составляет 9717 долларов США по курсу Центрального банка Республики Польша на 25 октября 2001 г.; 8 ноября 2001 г. - 35 000 польских злотых, что подтверждается копией платежного поручения от 8 ноября 2001 г. и составляет 8612 долларов США по курсу Центрального банка Республики Польша на 8 ноября 2001 г.; 19 ноября 2001 г. - 100 000 польских злотых, что подтверждается копией банковского перевода от 19 ноября 2001 г. и составляет 24 277 долларов США по курсу Центрального банка Республики Польша на 19 ноября 2001 г.; 20 ноября 2001 г. - 150 000 польских злотых, что подтверждается копией платежного поручения от 20 ноября 2001 г. и составляет 36 539 долларов США по курсу Центрального банка Республики Польша на 20 ноября 2001 г. Всего - 79 145 долларов США.

Учитывая, что ответчиком по встречному иску оплачено 37 966,66 доллара США, суд считает, что подлежащим возмещению следует признать ущерб в размере 41 178,34 доллара США.

В соответствии с п.1 ст.59 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате стороне, в пользу которой вынесено решение, состав Международного арбитражного суда присуждает с другой стороны все понесенные ею необходимые расходы по делу. Если иск удовлетворен частично, расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных требований, а ответчику - пропорционально той части исковых требований, в которой отказано.

Руководствуясь п.2 ст.7 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров и в соответствии со ст.381 ГК Республики Беларусь, с учетом того, что требование первоначального истца о взыскании пени и требование истца по встречному иску о возмещении ущерба являются требованиями о взыскании денежных средств, а значит однородными, суд считает возможным зачесть их.


На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.1, 3, 7, 30, 33, 39, 46, 49, 59, 62, 74, 77, 81 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.), ст.5, 291, 314, 381 ГК Республики Беларусь, ст.127, 154 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, ст.3, 11, 12, 36, 40 Закона Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. «О международном арбитражном (третейском) суде», а также ст.2, 3, 4, 5, 6, 13, 25, 38, 39, 40, 59 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, суд


решил:


1. Иск акционерного общества «А» (Республика Беларусь) к фирме «В» (Республика Польша) удовлетворить частично.

Взыскать с фирмы «В» в пользу акционерного общества «А» в натуре столовую посуду с символикой по контракту № 300 от 6 ноября 2001 г. на сумму 37 966,66 доллара США.

В случае невозможности исполнения решения путем взыскания столовой посуды с символикой в натуре взыскать основной долг в сумме 37 966,66 доллара США.

Требование о взыскании пени за просрочку исполнения обязательства удовлетворить в сумме 41 763,33 доллара США, требование о возмещении уплаченного арбитражного сбора - в сумме 2429,20 доллара США, а всего - на сумму 44 192,53 (сорок четыре тысячи сто девяносто два и пятьдесят три сотых) доллара США.

В остальной части иска отказать.

2. Встречный иск фирмы «В» к акционерному обществу «А» удовлетворить частично.

Требование о возмещении ущерба удовлетворить в сумме 41 178,34 доллара США, требование о возмещении уплаченного арбитражного сбора - в сумме 1887,59 доллара США, а всего - на сумму 43 065,93 (сорок три тысячи шестьдесят пять и девяносто три сотых) доллара США.

В остальной части иска отказать.

3. В отношении удовлетворенных денежных требований применить зачет встречных однородных требований и взыскать с фирмы «В» в пользу акционерного общества »А» 1126,60 (одну тысячу сто двадцать шесть и шестьдесят сотых) доллара США.

Популярные новости
Курсы валют Национального Банка РБ
23.11.201724.11.2017
Евро 2.3553 2.3635
Доллар США 2.0031 1.9968
Фунт стерлингов 2.6533 2.6555
Российский рубль 3.3939 3.4153
Украинская гривна 7.5022 7.4313
Польский злотый 5.5818 5.6119
Японская иена 0.17865 0.17943
Статистика
Правовые акты по году принятия