Судебная практика: Обзор судебной практики Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (дело № 280/07-01). Ненадлежащее исполнение обязательств по договору мены



ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ (ДЕЛО № 280/07-01). НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ДОГОВОРУ МЕНЫ



Истец: общество с ограниченной ответственностью «А» (Российская Федерация)

Ответчик: унитарное предприятие «Б» (Республика Беларусь)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договору мены

Применимое право: гражданское законодательство Республики Беларусь

Состав арбитражного суда: единоличный арбитр

Дата вынесения решения: 1 октября 2001 г.

Комментарий к решению

1. В случае если в рамках договора мены одна сторона поставила другой стороне товар на сумму меньше, чем это сделала вторая сторона, указанная сторона вправе вместо получения товара в натуре требовать разницу в стоимости поставленного товара.

2. Неточность наименования институционального арбитражного органа в Республике Беларусь не влияет на подсудность спора Международному арбитражному суду при БелТПП, так как в Республике Беларусь существует только один такой орган - Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате.

3. При отсутствии указания на применимое право в договоре стороны вправе согласовать правовую систему, применяемую к их правам и обязанностям впоследствии, в т.ч. в судебном заседании, с приданием указанному согласованию обратной силы, т.е. с распространением указанного применимого права на все отношения сторон.

4. Принятие внутреннего приказа по организации, в частности, об отзыве доверенности у соответствующих должностных лиц, не является основанием для одностороннего приостановления исполнения взятых на себя обязательств.

5. Положения Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.) не применяются к отношениям сторон по договору мены.

6. Положения Соглашения о мерах по обеспечению улучшения расчетов между хозяйственными организациями стран - участниц Содружеств Независимых Государств от 15 мая 1992 г. не применяются в отношении договора мены.

Решение

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев в помещении суда (г.Минск, пр.Машерова, 23, корп.1, к.706, зал судебных заседаний) в судебных заседаниях 31 июля и 14 августа 2001 г. дело № 280/07-01 по иску общества с ограниченной ответственностью «А» (Российская Федерация) к унитарному предприятию «Б» (Республика Беларусь) о взыскании 172 463,02 долл. США,


установил:

Позиции сторон

Истец в исковом заявлении в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате указал, что между обществом с ограниченной ответственностью «А» (Российская Федерация), в дальнейшем именуемым Истец, и унитарным предприятием «Б» (Республика Беларусь), в дальнейшем именуемым Ответчик, 17 апреля 2000 г. был заключен контракт, в дальнейшем Контракт, в соответствии с которым Истец обязался поставить Ответчику гомополимер полипропилена на сумму 855 600 долл. США, Ответчик в свою очередь обязался поставить Истцу полипропиленовую пленку на такую же сумму.

Сроки поставок для Истца и Ответчика определялись приложениями и дополнительными соглашениями к Контракту и были окончательно установлены - до 31 августа 2000 г. Истец в рамках Контракта поставил Ответчику товар на сумму 322 305 долл. США, а Ответчик Истцу - на сумму 195 385,8 долл. США, что подтверждается Актом сверки, составленным сторонами.

Истец указывает, что 10 августа 2000 г. генеральным директором Ответчика был издан приказ, на основании которого Ответчик в одностороннем порядке прекратил исполнение Контракта, Истец в свою очередь с целью минимизации возможных убытков приостановил исполнение собственных обязательств.

10 января 2001 г. сторонами был произведен зачет задолженности Ответчика перед Истцом в сумме 27 630,67 долл. США.

Исходя из изложенного, по мнению Истца, сумма долга Ответчика перед Истцом (разница между стоимостью товара, поставленного Истцом и Ответчиком) составляла на 1 сентября 2000 г. - 126 911,99 долл. США, а на 11 января 2001 г. - 99 281,32 долл. США.

8 февраля 2001 г. Истец направил в адрес Ответчика претензию, в которой предъявляются требования, вытекающие из неисполнения Ответчиком Контракта. В своем ответе на претензию Ответчик признал наличие задолженности, однако мотивировал ее существование отсутствием заявок на поставку товара со стороны Истца.

В связи с изложенным Истец потребовал расторгнуть Контракт в отношении будущих поставок и взыскать с Ответчика сумму долга в размере 99 281,32 долл. США, штраф за недопоставку товара в размере 63 258 долл. США (в размере 10% стоимости недопоставленного в срок товара в соответствии с постановлением Кабинета Министров Республики Беларусь от 8 июля 1996 г. № 444) и проценты в размере 9923,7 долл. США (средний размер процентов за пользование краткосрочным кредитом в ОАО «ББ», в котором обслуживается Ответчик), а также возместить его расходы, понесенные в связи с рассмотрением дела в Международном арбитражном суде при Белорусской торгово-промышленной палате (далее - МАС при БелТПП).

В обоснование своей позиции Истец сослался на ст.71, 74, 78 Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров (г.Вена, 1980 г.) (далее - Венская конвенция), а также ст.290, 291, 311, 313, 1125 Гражданского кодекса РБ, п.91 Положения о поставках товаров в Республике Беларусь, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Беларусь от 8 июля 1996 г. № 444.

В ответе на исковое заявление Ответчик (поступил в МАС при БелТПП 15 июня 2001 г.) указал, что дело неподведомственно МАС при БелТПП, поскольку стороны в Контракте установили, что их споры подлежат разрешению в «арбитражной комиссии Торгово-промышленной палаты Республики Беларусь». Кроме того, Ответчик указал, что Истец в своем исковом заявлении необоснованно требует расторжения Контракта. Причем Ответчик сослался на п.2 ст.422 Гражданского кодекса РБ, в силу которого требование об изменении или расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор, Истец же, по мнению Ответчика, таких предложений ему не делал.

Впоследствии Истец заявил ходатайство об изменении исковых требований. В своем заявлении об этом (было получено судом 31 июля 2001 г.). Истец отказался от своего требования расторгнуть Контракт и просил взыскать все те же 172 463,02 долл. США, изменив основания взыскания.

При этом Истец, дополняя и частично изменяя ранее указанные правовые основания, сослался на п.3 Соглашения о мерах по обеспечению улучшения расчетов между хозяйственными организациями стран - участниц Содружеств Независимых Государств от 15 мая 1992 г., а также ст.309, 427, 457 Гражданского кодекса РБ.

В силу изложенного требования Истца в окончательном виде представляют собой следующее: взыскать с Ответчика сумму основного долга (разницу между стоимостью поставленных товаров Истцом и Ответчиком) - 83 709,61 долл. США; пеню (в соответствии с п.3 Соглашения о мерах по обеспечению улучшения расчетов между хозяйственными организациями стран-участниц Содружеств Независимых Государств от 15 мая 1992 г.) в размере 73 217,3 долл. США; проценты (в соответствии со среднегодовой ставкой по кредитам в иностранной валюте в ОАО «Белвнешэкономбанк», клиентом которого является Ответчик) - 15 536, 11 долл. США.

Компетенция суда

В Контракте (п.5) стороны предусмотрели, что «все разногласия, возникающие в ходе выполнения настоящего контракта или в связи с ним будут разрешаться по возможности путем переговоров между сторонами. В случае если стороны не придут к соглашению, то дело подлежит разрешению в арбитражной комиссии Торгово-промышленной палаты Республики Беларусь. Решение арбитражной комиссии является окончательным и обязательным для обеих сторон».

Из изложенного следует, что стороны договорились о передаче их спора на рассмотрение арбитражного органа, тем самым исключив подсудность их спора государственному суду.

Пункт 5 Контракта представляет собой арбитражное соглашение, в виде арбитражной оговорки, полностью соответствующей требованиям ст.11 Закона Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. «О международном арбитражном (третейском) суде».

В указанной арбитражной оговорке в качестве арбитражного органа указана «арбитражная комиссия Торгово-промышленной палаты Республики Беларусь». В связи с этим Ответчик в своем ответе на исковое заявление также указал, что, по его мнению, дело не подведомственно МАС при БелТПП, поскольку в Контракте содержится указание на рассмотрение спора в арбитражной комиссии, а не в арбитражном суде. Однако при Белорусской торгово-промышленной палате нет иной постоянно действующей арбитражной организации, кроме МАС.

В силу этого, несмотря на то что стороны в своем Контракте неточно указали название постоянно действующей арбитражной организации при Белорусской торгово-промышленной палате, указанный спор подведомственен именно МАС при БелТПП, так как воля сторон была направлена на то, чтобы их спор рассматривался исключительно постоянно действующей арбитражной организацией, а не государственным судом, и в качестве такой организации они избрали организацию при Белорусской торгово-промышленной палате, каковой является МАС при БелТПП.

Применимое право

В Контракте стороны не указали право, которое должно применяться к правам и обязанностям сторон по Контракту. В силу изложенного для определения применимого права необходимо использовать коллизионные нормы права государства местонахождения арбитражного суда.

Однако коллизионные нормы гражданского законодательства Республики Беларусь не позволяют ответить на вопрос о праве, применимом к правам и обязанностям сторон по Контракту. Это объясняется тем, что ст.1125 Гражданского кодекса РБ 1998 г. (на которую и ссылается Истец в своем исковом заявлении) не регулирует вопроса о подлежащем применению праве относительно договора мены (каким и является Контракт) при отсутствии соглашения сторон договора о подлежащем применению праве.

В ст.1125 Гражданского кодекса РБ лишь указывается, что при отсутствии соглашения сторон договора о подлежащем применению праве в отношении договора купли-продажи применяется право страны, где имеет основное место деятельности сторона, являющаяся продавцом. В соответствии же с п.2 ст.538 Гражданского кодекса РБ к договору мены применяются соответственно правила о купле-продаже, если это не противоречит правилам о мене и существу мены. При этом каждая из сторон признается продавцом товара, который она обязуется передать, и покупателем товара, который она обязуется принять в обмен. Исходя из изложенного, ясно, что применить ст.1125 Гражданского кодекса РБ в отношении договора мены, исходя из положений, регулирующих договор купли-продажи невозможно, так как обе стороны договора мены рассматриваются законодательством Республики Беларусь как продавцы. Применять же к регламентации Контракта одновременно право Республики Беларусь и право Российской Федерации невозможно, так как право данных государств не тождественно регулирует одни и те же отношения.

В судебном заседании как представители Истца, так и представители Ответчика указали, что стороны исходили из того, что к правам и обязанностям сторон по Контракту, а также к его заключению, исполнению, последствиям неисполнения или ненадлежащего исполнения, прекращению подлежит применению право Республики Беларусь.

В соответствии с п.2 ст.1124 Гражданского кодекса Республики Беларусь, который предусматривает, что соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть явно выражено, и исходя из полной согласованности волеизъявлений обеих сторон суд считает, что при рассмотрении данного спора необходимо руководствоваться правом Республики Беларусь, а также международными договорами, участниками которых являются одновременно Республика Беларусь и Российская Федерация.

Производство по делу

31 июля 2001 г. состоялось заседание арбитражного суда, в котором интересы Истца представляли директор представительства ООО «А» в Республике Беларусь (доверенность от 03.05.2001 в материалах дела), а также юристы (доверенности от 08.02.2001 в материалах дела).

Интересы Ответчика в судебном заседании представляли заместитель директора по коммерческим вопросам (доверенность от 30.05.2001 в материалах дела) и юрисконсульт юридического бюро (доверенность от 30.05.2001 в материалах дела).

Представитель Истца заявил ходатайство о приобщении к материалам дела заявления об изменении исковых требований. Состав суда удовлетворил ходатайство Истца.

Представитель Ответчика заявил ходатайство об отложении слушания дела на срок, достаточный для ознакомления с представленным Истцом заявлением и для подготовки возражения на него, если это потребуется.

Состав суда определил: ходатайство Ответчика удовлетворить, рассмотрение дела по существу отложить и назначить второе судебное заседание на 14 августа 2001 г.

14 августа 2001 г. состоялось второе судебное заседание по делу, на котором присутствовали те же представители Истца и Ответчика, что и на первом судебном заседании.

В ходе данного судебного заседания представители сторон защищали свои позиции, указанные соответственно в исковом заявлении (с учетом заявления об изменении исковых требований) и в ответе на исковое заявление.

Обоснование решения

Заслушав объяснения представителей Истца и Ответчика и исследовав доказательства по делу, суд считает установленным следующее.

17 апреля 2000 г. между Истцом и Ответчиком был заключен договор мены. В соответствии с Контрактом Истец обязался поставить Ответчику гомополимер полипропилена на сумму 855 600 долл. США. Ответчик в свою очередь обязался поставить Истцу полипропиленовую пленку на сумму 855 600 долл. США. Сроки поставок для Истца и Ответчика определялись Приложениями № 1 и № 2 к Контракту, однако впоследствии были изменены дополнительным соглашением № 2 от 25 июля 2000 г. и дополнительным соглашением № 3 от 7 августа 2000 г. Окончательно сроки поставок как для Истца, так и для Ответчика были установлены - до 31 августа 2000 г.

С момента начала исполнения обязательств по Контракту и до 15 сентября 2000 г. Истцом был поставлен Ответчику товар на сумму 322 304,52 долл. США, а Ответчиком Истцу - на 195 392,58 долл. США, что подтверждается составленным сторонами Актом сверки на 1 октября 2000 г.

10 августа 2000 г. генеральным директором Ответчика был издан приказ № 440 «Об отзыве доверенности на право подписи», в соответствии с которым действие контрактов и договоров, ранее подписанных указанными в приказе должностными лицами приостанавливалось (п.2), в связи с этим в одностороннем порядке Ответчик приостановил и действие Контракта. Кроме того, в приказе был предусмотрен отзыв доверенностей у соответствующих должностных лиц вплоть до стабилизации финансового состояния Ответчика. Вслед за этим Истец также приостановил исполнение собственных обязательств по Контракту, что признано судом правомерным, так как в соответствии с п.2 ст.386 Гражданского кодекса РБ, если в двустороннем договоре исполнение стало невозможным для одной стороны в силу обстоятельств, за которые она отвечает, другая сторона при отсутствии в законодательстве или договоре иных указаний имеет право отступиться от договора и взыскать причиненные неисполнением убытки. Исходя из изложенного, Истец вправе был прекратить исполнение обязательств со своей стороны, т.е. отступить от Контракта (так как Ответчик в одностороннем порядке по внутренним обстоятельствам (за которые отвечает лишь он) прекратил исполнение Контракта).

10 января 2001 г. сторонами был произведен зачет задолженности Ответчика перед Истцом на сумму 27 630,67 долл. США.

8 февраля 2001 г. за № 4 Истец направил в адрес Ответчика претензию, в которой потребовал от Ответчика уплаты разницы между стоимостью товара, поставленного Истцом и Ответчиком, а также процентов за пользование чужими денежными средствами и штрафа за недопоставленный в срок товар.

В своем ответе на претензию Ответчик признал разницу в стоимости поставленного ему товара и поставленного им товара в размере 99 276,79 долл. США и согласился с частичным удовлетворением претензии в указанной сумме (однако судом установлено, что указанная разница составляет 99 281,27 долл. США). Что же касается сумм процентов и штрафа, то он их не признал в связи с отсутствием надлежащего правового основания. В отношении же одностороннего прекращения обязательства Ответчик указал, что оно произошло в связи с отсутствием со стороны Истца заявок на поставку пленки.

При этом нельзя не отметить, что из имеющихся в материалах дела писем Истца в адрес Ответчика лишь одна заявка от 22.02.2001 на изготовление пленки не относится по срокам к периоду, когда стороны исполняли взятые на себя по Контракту обязательства, все же остальные заявки датированы периодом, когда обязательства по Контракту исполнялись сторонами, например письма Истца № 70/1 от 02.06.2000, № 84/1 от 06 07.2000, № 86/1 от 07.07.2000 и т.д. В ответ на заявку Истца от 22.02.2000 Ответчик сообщил, что планирует погасить задолженность по Контракту в марте-апреле 2001 г. Однако не осуществил указанные действия.

Судом также установлено, что срок действия Контракта был продлен сторонами до 31 декабря 2001 г. в соответствии с Приложением № 4 к Контракту от 30 марта 2001 г. При этом срок исполнения обязательств сторон по Контракту изменен не был, т.е. и Истец, и Ответчик обязаны были в соответствии с положениями Контракта исполнить взятые на себя обязательства до 31 августа 2000 г. Следовательно, несмотря на то что срок действия Контракта не истек, однако истек срок, в течение которого стороны обязаны были исполнить обязательства по Контракту.

Исходя из изложенного, суд считает законным и обоснованным требование Истца о возмещении убытков в виде разницы между стоимостью товара, поставленного сторонами друг другу, размере 99 281,32 долл. США. Указанная разница подтверждается материалами дела, в т.ч. признанием Ответчика о ее наличии. Однако Истец, в своих измененных исковых требованиях отказываясь от просроченного поставкой товара на сумму 83 709,61 долл. США, просит суд взыскать именно указанную сумму с Ответчика. В связи с тем что суд не может выйти за пределы исковых требований взысканию подлежит именно сумма в 83 709,61 долл. США. При этом на удовлетворение требований Истца не влияет то обстоятельство, что срок действия Контракта не истек, так как вследствие просрочки со стороны Ответчика исполнение в натуре утратило интерес для Истца.

Указанный выше вывод подтверждается наряду с положениями п.2 ст.386 Гражданского кодекса РБ (указанным выше) так же тем, что в соответствии со ст.290 Гражданского кодекса РБ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а в соответствии со ст.291 Гражданского кодекса РБ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, если иное не вытекает из законодательства или договора. Применительно к обязательствам по Контракту иное не установлено ни законодательством, ни договором. В соответствии с п.1 ст.295 Гражданского кодекса РБ, если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или соответственно в любой момент времени в пределах этого периода.

В соответствии же с п.2 ст.376 Гражданского кодекса РБ, если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора, он может отказаться от принятия исполнения и требовать возмещения убытков. (При этом в соответствии с п.3 ст.367 Гражданского кодекса РБ отказ кредитора от принятия исполнения, которое вследствие просрочки утратило для него интерес, освобождает должника от исполнения обязательства в натуре.)

Что касается требований Истца о взыскании с Ответчика процентов в соответствии со среднегодовой процентной ставкой по кредитам в иностранной валюте в ОАО «ББ», которая составляет 15,49 годовых (в соответствии с расчетами Истца с Ответчика необходимо взыскать 15 536,11 долл. США), то в удовлетворении данного требования Истца суд отказывает. Данное решение суда объясняется тем, что Истец в обоснование своего требования ссылается на ст.78 Венской конвенции, однако указанная статья предусматривает уплату процентов, если сторона допустила просрочку в уплате цены или иной суммы, а не в поставке товара, т.е. ст.78 Венской конвенции устанавливает безусловное право стороны на получение процентов годовых при просрочке другой стороной любого денежного обязательства, но данная статья не имеет никакого отношения к просрочке исполнения обязательства в вещной (товарной) форме. Кроме того, банковский процент нельзя взыскать и в соответствии с законодательством Республики Беларусь. Статья 762 Гражданского кодекса РБ предусматривает, что при отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте нахождения заимодавца ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части. Однако указанная статья применяется лишь в отношении займа либо в отношении иного договора в связи с авансом, предварительной оплатой, отсрочкой или рассрочкой оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий заем) и не распространяется на отношения, связанные с несвоевременной поставкой товара в обмен на иной товар.

Состав суда также отказывает Истцу во взыскании пени в сумме 73 217,30 долл. США. Это объясняется тем, что Истец просит взыскать указанную сумму на основании ст.3 Соглашения о мерах по обеспечению улучшения расчетов между хозяйственными организациями стран - участниц Содружества Независимых Государств от 15 мая 1992 г., участниками которого являются и Республика Беларусь и Российская Федерация. Однако указанная статья предусматривает, что в целях повышения ответственности хозяйствующих субъектов за своевременное проведение расчетов устанавливается пеня за несвоевременную оплату поставленных товаров и оказанных услуг в размере не менее 0,2 процента за каждый день просрочки платежа. Исходя из права местонахождения арбитражного суда (законодательства Республики Беларусь), в частности в соответствии с главой 46 «Расчеты» Гражданского кодекса РБ под расчетами подразумеваются обязательства, связанные исключительно с расчетами, которые производятся наличными или безналичными деньгами, а отнюдь не с поставкой товара. Кроме того, сам термин «оплата», за несвоевременное осуществление которой установлена пеня указанным Соглашением, не может трактоваться судом иначе, чем передача соответствующих денежных средств в связи с поставкой товара, а отнюдь не как встречная поставка товара.

В соответствии со ст.59 Регламента Международного арбитражного суда при БелТПП суд присуждает с Ответчика в пользу Истца часть его расходов по уплате арбитражного сбора, пропорциональную удовлетворенным требованиям.


На основании изложенного и руководствуясь ст.290, 291, 295, 367, 376, 386, 1124 Гражданского кодекса РБ и ст.3, 5, 39-41, 59 Регламента Международного арбитражного суда при БелТПП, состав суда


решил:


взыскать с унитарного предприятия «Б» (Республика Беларусь) в пользу общества с ограниченной ответственностью «А» (Российская Федерация) 83 709,61 долл. США в возмещение убытков (разница между стоимостью товара, поставленного сторонами друг другу) и часть расходов Истца по уплате арбитражного сбора в размере 1851,47 долл. США, а всего 85 561,08 (восемьдесят пять тысяч пятьсот шестьдесят один и восемь десятых) долл. США.

В удовлетворении остальной части иска отказать.

Популярные новости
Курсы валют Национального Банка РБ
23.11.201724.11.2017
Евро 2.3553 2.3635
Доллар США 2.0031 1.9968
Фунт стерлингов 2.6533 2.6555
Российский рубль 3.3939 3.4153
Украинская гривна 7.5022 7.4313
Польский злотый 5.5818 5.6119
Японская иена 0.17865 0.17943
Статистика
Правовые акты по году принятия